Концепция игры
Заявки, взносы, база
Непростительные действия
Обновления на сайте
ХС - 15 лет спустя

Трансфигурация
Актуальные зелья
Таблица ингредиентов
Игровое волшебство
Чары. Разговорник
Непростительные заклинания
Ментальные Чары
Магические перемещения
Монстры

Сами-знаете-что
Экономика
Квиддич
Колдомедицина
Смерть в анфас
Смерть в профиль
Волшебный этикет
Tрадиции

Устав Хогвартса
Строго запрещено
Преподаватели
Выпускники
Аспиранты
Школьный стафф

Список необходимого
Учебная форма
Система оценок

Гриффиндор
Рейвенкло
Хаффлпафф
Слизерин

Кабинет Министра
Геральдическая палата
Дип. Корпус
Ежедн. Пророк
Учета редких способностей
Охраны правопорядка
    Аврорат
    Азкабан
Маг. Перемещений
Маг. Исследований
В розыске

Отдел Тайн

Три метлы
Хогсмид
Мемориальная доска

Уголовный Кодекс
Указы и постановления
Закон об Аврорате
Дуэль. Краткий кодекс
Комментарий к Дуэльному кодексу

Учебная литература
Дневники и письма
Квиддичные карточки
Генеалогии
Колдографии

Бомбарда Максима
Ежедневный пророк
Квибблер
Оракул
Ведьмополитен




Отчет профессора С.Снейпа

Гарри Поттер и Философский камень

Несмотря на знакомое название, все прочие использования этого названия могут теперь считаться незаконными.
Мерлин покарал меня.
Гарри Поттер сварил Философский Камень в качестве курсовой.

Началась эта история перед рождеством, когда семикурсники брали темы работ для завершения своего среднего волшебного образования. Темы я выдавал им лично, с дальним прицелом сделать их жизнь как можно гаже.

Панси Паркинсон, которая никак не может завершить свои помолвки свадебными колоколами, получила состав «Как удачно выйти замуж». Одна из сестер Палил, попавшая под скабрезный и обидный Обливейт, должна была сварить зелье «Вспомнить все». Теодор Нотт, человек без совести знакомства с раскаянием, должен был сделать «Преступление и наказание». Про Гренджер речь ниже. А Поттеру я подыскал какую-то безделицу, потому что в его глазах и без того постоянно плещется ужас, и видеть это мне тошно.

Пошло каникулярное время. Поттер лениво слал сов с вопросами на общих основниях.

Время шло. Поттера корежило от темы.

Я сжалился и спросил – а что ему собственно надо?

Поттер сказал: «Что-нибудь, что сделает людей лучше!»

- Ого, какой замах! – скривился я. – Но после Фламмеля тут ловить нечего. Всех не исправить.

- Я знаю, - сказал Поттер. – Но я хотел сказать, не всех подряд, а вот если в человеке все уже плохо, и только одна какая-то часть еще не совсем…

…Я с ужасом подумал про Лорда. Потом про себя. Потом развеселился. Я представил себе диалог: «А что это, мой дважды отмеченный соратник, Поттер постоянно трется подле тебя? Ищет, как меня уничтожить?» «Мой Лорд, Поттер ищет, как вас улучшить и сделать преемником Дамблдора». «Ха-ха-ха».

Совы полетели интенсивней.

Незаметно нашелся общий язык по части теории.

Концепция ужесточилась.

Процесс начал доставлять мне удовольствие.

Все это время у Темного Лорда не было его старой волшебной палочки, которую год назад украл Драко Малфой и скрылся в неизвестном направлении. Эта палочка мелькала то там, то здесь в намеках старшекурсников, имевших отношение к Ордену Согласия. Последний раз о ней говорила мисс К. На эту палочку делались огромные ставки. Она фигурировала в самых смелых планах, источала гнилые флюиды, ссорила людей, и по большому счету никто точно не знал, что с ней делать. Поттерова палочка и эта были неразрывно связаны и общим наполнителем, и пророчеством, и ходом обстоятельств, что давало крайне любопытный эффект: убить Поттера своей палочкой Лорд не мог. Ну, и наоборот, соответственно. Столь приятный парадокс ныне был утрачен.

Подсунуть Лорду палочку обратно никто не решался.

Перед началом семестра Поттер родил гениальную идею. Сварить в котле в качестве ингредиентов парные палочки – лордлову и свою. Риддлова будет собирать на себя всю человеческую дрянь и выводить из организма в течение пищевого цикла. А Поттерова собирать на себя все прекрасное живительное, похожее на Гарри Поттера, и давать этому постепенный рост. Если хорошего ничтожно мало, то выведение «шлаков» окажется несовместимо с дальнейшей жизнедеятельностью испытуемого. Что поделаешь, это жизнь. В противном случае мы будем иметь просветление вкупе с исцелением от темноты и смерти любого рода.

Банальный дуализм этого состава, конечно, не имел права на существование. Но в своей конечной форме – безусловно: третьей составляющей зелья являлся сам Поттер.

Мне это очень нравилось.

Во-первых, гаденыша давно пора было пустить на ингредиенты. Никто не смеет безнаказанно воровать мою шкуру бумсланга!

Во-вторых, я ни разу не видел философского камня. Даже студенческого образца.

В-третьих, это было орудие убийства.

В-четвертых, было изумительным представлять Поттера с ведром пойла, которое все поголовно отказываются пить.

В-пятых, мне доставило отдельное удовольствие утверждать, что я это пить не буду ни при каких обстоятельствах. Потом пожалел – было любопытно, не переборщил ли Поттер со спиртом. Но эту жертву я был способен перенести.

Однако человек предполагает, а Мерлин располагает. Попробовать это зелье мне так-таки пришлось.

Оно вошло в противоядие Гермионы как одна из составляющих, и отчего-то она требовать пить его за пять минут до моей смерти, отдельно.

Пользуясь местом и временем, хочу сказать: Поттер, в вашем зелье все еще не хватает того самого ингредиента, который я советовал добавить. Элеутерококк не дает ожидаемой полноты, потому что действует на сознание, а не на кровь. А на кровь действует то, что вы проигнорировали. Конечно, я не настаивал, и впредь не буду, однако вам следует смотреть не на то, что я говорю, а на то, как я проговариваюсь. Потому что мне, конечно, не нужен в Англии еще один хороший зельевар.

…К началу учебного семестра Поттер вышел без волшебной палочки. Мальчик был и остался идиотом. Он ничем не озаботился.

Я отдал ему свою. Насовсем.

Нехорошие ассоциации терзают меня из-за моих взаимоотношений с Поттером через палочки. В прошлом семестре я сломал свою от ярости о раму директорского портрета – и Поттер одолжил мне свою «учебную». Ей я убил МакНейра. Палочка сгнила у Поттера дома. Это было очень мудро с ее стороны – а если б она попала к аврорам???

Теперь у Поттера моя любимая черная палочка с черт-знает-каким-наполнителем. Я никогда не поверил бы в эту историю, если бы мне ее рассказали.









В начало страницы