Концепция игры
Заявки, взносы, база
Непростительные действия
Обновления на сайте
ХС - 15 лет спустя

Трансфигурация
Актуальные зелья
Таблица ингредиентов
Игровое волшебство
Чары. Разговорник
Непростительные заклинания
Ментальные Чары
Магические перемещения
Монстры

Сами-знаете-что
Экономика
Квиддич
Колдомедицина
Смерть в анфас
Смерть в профиль
Волшебный этикет
Tрадиции

Устав Хогвартса
Строго запрещено
Преподаватели
Выпускники
Аспиранты
Школьный стафф

Список необходимого
Учебная форма
Система оценок

Гриффиндор
Рейвенкло
Хаффлпафф
Слизерин

Кабинет Министра
Геральдическая палата
Дип. Корпус
Ежедн. Пророк
Учета редких способностей
Охраны правопорядка
    Аврорат
    Азкабан
Маг. Перемещений
Маг. Исследований
В розыске

Отдел Тайн

Три метлы
Хогсмид
Мемориальная доска

Уголовный Кодекс
Указы и постановления
Закон об Аврорате
Дуэль. Краткий кодекс
Комментарий к Дуэльному кодексу

Учебная литература
Дневники и письма
Квиддичные карточки
Генеалогии
Колдографии

Бомбарда Максима
Ежедневный пророк
Квибблер
Оракул
Ведьмополитен

Отчет профессора С.Снейпа

Яйца Феникса

Это жестокая глава. Постараюсь быть кратким. Зимой Лорд надел на меня ошейник, который поглощает энергию янь. Мою он сжирал быстро и до тла, приходилось пополнять. Энергия янь пожиралась в процессе полового акта. В отсутствии акта он жрал меня. Меня тошнило, заваливало набок, полезли сомнительные подростковые прыщи, у меня не было сил, кружилась голова, я дох. Женщин ошейник отпугивал, женщины ошейник обнуляли, и моим уделом становилась мужская проституция педерастического толка.
Я опущу сложности своей охоты на представителей собственного пола, потому что при моей внешности этот рассказ грозит затянуться и стать не в меру меланхоличным. Достаточно проиллюстрировать мое положение тем фактом, что Гарольд Ангел согласился на близость со мной только с завязанными глазами.
О сути погремушки мне не сообщили.
На том же рауте, о котором сказано выше, Лорд дал мне официальное задание: изготовить зелье, которое спровоцирует феникса Фоукса снести яйцо, завладеть этим яйцом и отдать Лорду. Первой моей мыслью было не то, что из яйца феникса, высиженного жабой, получается василиск. А то, что в зелье нет надобности, так как с ФОУКСОМ МОЖНО СОЙТИСЬ ХАРАКТЕРАМИ.
Как известно, феникс андрогинен, и воскресая из пепла, он меняет пол. Для того, чтобы завести амуры с птицей и хрипло петь ей фальшивые серенады для поднятия тонуса, она должна была переродиться.
Как назло, на этот раут феникс полетел позади меня, дабы все держать под контролем. Возможно, у Школы не было замены на Зелья, и Фоуксу пришлось меня пасти как единственный источник полноценных дипломов. Возможно, это была воля покойного директора. Как бы то ни было, после раута феникс вылетел на дорогу в Хогсмид, аппарировавшие вслед за мной УпСы его не распознали, или распознали – и занервничали. Феникс увидел угрозу и громко запел. УпСы от неожиданности и ужаса выпустили в него пять авад. Я ржал как проклятый. Они сделали за меня ВСЮ черновую работу.
Ночью, не зная, как сложится мой возможный уход за магическим животным Фоуксом, и принесет ли это хоть что-нибудь кроме проклева мозжечка, я обратился к своим слизеринцам с вопросом, не знают ли они, где можно КУПИТЬ такую мелочь, как яйцо феникса.
Мистер д’Алькорель сказал – есть ирландские фениксы, что орут перед дождем. У моего дяди связи, могу достать. Они куда дешевле. Это была синица в руках, и я согласился на покупку.
Неизвестно было, знает ли Томми, как выглядят яйца полноценного феникса. Но что-то говорило мне, что не очень.
Дальше я пригласил феникса в манерном алом платье на свои черные простыни побеседовать о сути гендерных вопросов и немного за герметический свод. Кокетка прилетела, повалялась на простынях, пощебетала, пропела арию на итальянском, и с криком «Я на сносях!» вынеслась вон.
Фениксы в Хогвартсе несутся только в гостиной Гриффиндора при большом скоплении народа. Чтобы сопливусам их яиц было вовек не достать.
Феникс уронил яйцо в подол Кэти Белл. Или в подол Поттера. Я в это время был на квиддичном матче, пропустить который не имел никакой возможности.
Таким образом яйца я в глаза не видел, хотя и знал, что оно есть. Феникс даже сообщил, что оно черно-белое.
- Как?! – изумился я. – Оно разве не ЗОЛОТОЕ??
- С кем поведешься, - потупился феникс.
Дальше начался тихий ужас. Нести яйцо Томми я не хотел. Это было свинство. Орден Феникса впрягся в работу по предотвращению этого процесса. В случае банального зажима яйца с Зельеварением в этой Школе они могли проститься. Следовательно, Томми следовало надуть.
Яйца иландского феникса были доставлены в количестве 2 штук.
План Ордена был такой.
Вариант Аберфорса Дамблдора: Ремуса Люпина, благодаря дамблдоровым связям, назначают главой оперативников Автората. Ремус договаривается со мной, когда я понесу яйцо из Хогвартса в Хогсмид, чтобы оттуда аппарировать к черту на рога, готовит аврорскую засаду, она случайно хватает меня, обнаруживает в кармане редкий артефакт, и сажает в следственный изолятор. Яйцо оказывается у Авроров, а меня потом выпускает Ремус, сообщив, какой я на деле честный шпион.
Тут я должен сообщить, что не обнаружил в этом плане оправдания своего провала перед Томми, и не увидел, отчего бы Томми не убить меня за непрофессионализм, как только я выйду на свободу.
Вариант Ремуса Люпина. Профессор Снейп должен быть покалечен, и не иметь возможности самостоятельно двигаться. Это обеспечит Люпин, который «забудет» принять аконит и совершенно случайно вцепится профессору в ногу, когда тот выйдет на свежий воздух. Далее калека, ведомый чувством долга, попросит Люпина доделать за него важное дело, сиречь передать яйцо феникса сами-знаете-кому. Люпин передаст это яйцо знакомой вампирше, чтобы именно она снесла его по адресу, потому что вампиршам там показываться более пристало. А друзья Ремуса из аврората, конечно, убьют вампиршу, так как таким темным созданиям не место на земле. В результате, яйцо будет в нужных руках и никто не подставится. «И таким образом мы убьем двух зайцев!» - возгласил довольный Люпин.
Быть вторым зайцем я не желал. Я поинтересовался, означает ли отгрыз Люпином моей ноги, что с этих пор я стану хромым оборотнем. Люпин засмущался и снова перешел к подробностям своего великолепного плана. Аберфорс фыркал. Я исходил желчью. Но Люпина сильно заклинило на «покалечить», на это у него были глубокие личные причины, о которых скажу ниже. Однако даже Аберфорс уже не мог оставить ремовой кровожадности без внимания, поэтому я сказал с лоб:
- Этот план шит белыми нитками хуже предыдущего. Зная меня хоть немного, можно предположить, что последний человек, которому я поручу нести что-то куда-то по моей просьбе – Ремус Люпин. Темный Лорд отлично знает, кому я мог бы поручить это дело в случае чрезвычайных обстоятельств, и будет изумлен названными кандидатурами. К тому же у меня есть фальшивое яйцо. Оно и должно попасть к Лорду, чтобы ввести его в заблуждение.
План изменился:
- Тогда, - сказал Люпин, - надо, чтобы вы отдали яйцо вампирше как слуге сами-знаете-кого, а мы ее убьем, я отберу у нее яйцо и отнесу сами-знаете-кому, и выйду героем! Он станет мне доверять…
Я был не в состоянии это слушать, потому что меня душил хохот. В жизни так не веселился.
Все это было нереально, глупо, и лишено искры божьего гнева.
Во-первых, стоило совместить два плана, а во-вторых запутать историю с яйцами с самого начала так, чтобы даже у Лорда отпало желание в ней разбираться. Но сделать путаницу надо было как бы случайной, потому что мир полон идиотов, и это ненаказуемо. Хотя и сильно раздражает. И еще очень хотелось жить.
В результате план стал выглядеть так: Ремус Люпин становится главой аврората, и мы договариваемся, когда ему ждать меня в засаде.
Я выйду из Хогвартса с настоящим яйцом. Меня арестуют. В это время Люпин, которому хочется геройства, с фальшивым яйцом помчится к своей вампирше и отдаст ей его, выдавая за настоящее. Он скажет ей: сегодня из Хогвартса вышел сопливус с фальшивым яйцом. Но я понял, что оно фальшивое, потому что сопливус хотел надуть Темного Лорда, о чем и шла речь днем при нем, Люпине. И пока сопливус шел в Хогсмид, он, Люпин, вытащил из сопливского загашника натуральное яйцо и теперь принес его сюда. А что, сопливуса нет? Вот странно! После этого Лорд будет иметь хотя бы один шанс поверить в возможность такого положения дел, а когда станет ясно, что это Рем напортачил, а не я, будет поздно что-то менять. Я выйду правильным шпионом, Рем – дурнем, как и положено, у которого мозг потек от любви к вампирам, а аврорат в свою очередь не будет иметь основания держать меня под замком, ибо в моих карманах будет не натуральное яйцо (тут мне тоже придется соврать), а всего лишь «яйцо авгура», вещь редкая, но разрешенная на внос и вынос . Информацию про это «подтвердит» Люпин, как только появится в аврорате, так как там яйца феникса тоже никто не видел. Если оно не разобьется при аресте, то вернется в Хогварс. Или разобьется. Мне этот вариант нравился больше, так как штамповка Школой фениксов представлялась чудовищной профанацией уникальности Фоукса.
После этого началась феерия.
Яйцо было у Поттера. Ремус взялся добыть его, напирая на дружбу с Джеймсом и спасение урода-зельевара, которого хоть никто и не терпит, однако жизнь человека и так далее.
Пошли сигналы от Лорда. Что-то во мне сопротивлялось принятому решению, чем дальше, тем сильней. Потом наступил час X. В этот момент мне стало кристально ясно, что если я надую Лорда, то просто надую его. А Хогвартс лишится захватывающего приключения с битвой против василиска, полетами кокетки Фоукса в красной юбке над коридорами замка, героического подвига выросшего Поттера, укрепления геройского духа триумфом победы (потому что у нас есть все козыри для нее), незабываемых воспоминаний, опасности, ледяного ужаса и всего того, то составляет суть жизни волшебной Школы. Нет никакого толку в вывеске Золотого Мальчика, если она не куплена потом, кровью и реальными поступками. К тому же в жизни Поттера должно быть хоть что-нибудь более ужасное, чем я. Одно меня смущало: ТАК предавать договоренности мне еще не приходилось. Потому что большинство тирад о доверии в ОФ принадлежало мне. В результате Рем добыл яйцо, передал его мне, я его подменил на фальшивое, отдал Рему другое фальшивое, а натуральное в процессе экипировки дал доверенному лицу с единственной просьбой: выдать его Лорду ПОСЛЕ раута, тет на тет. Потому что смотреть в глаза Аберфорсу и Люпину мне было бы невыносимо. Последней каплей моей решимости в этом вопросе стал размер яйца. Оно было ОГРОМНЫМ. Никакой возможности выдать его за аккуратную работу ирландского феникса. Издали было видно – это что-то НЕ ТО.
Все разыгралось как по нотам. Меня арестовали. Рем поскакал обманывать Лорда.
Тем временем доверенное лицо тоже поскакало другой дорогой обеспечивать Школе геморрой.
Дальше случилось непредвиденное.
Вампирша изложила сказанный ей текст и отдала «натуральное» яйцо. Лорд побелел. Мои с позволения сказать приятели заухмылялись. Все были настолько уверены, что я предатель, что легенда прошла без запинки. Гнев их был велик. Они все это подозревали с самого начала. Лорд сказал:
- Ну, поскольку Снейп полностью себя дискредитировал, пора его кончать.
И дело стремительно пошло к дистанционному групповому круциатусу. От него, как можно догадаться, человека моего положения никакая тюрьма не защищает. УпСы были полностью согласны. Взметнулись палочки. Нервы доверенного лица не выдержали – он выскочил наружу и заорал:
- Стойте! Профессор Снейп не предатель! Он святой человек! Вот ваше яйцо!!
…Лицо Люпина я не могу себе даже представить. И слава Мерлину.

Тем временем в аврорате я стал свидетелем фарса под названием «допрос». У авроров не было никакой информации, кроме волчьего лая Люпина, и как начать свое грязное дело, они не знали. Кроме того, во время ареста на меня наложили инкарцеро и силенцио по максиме. На азкабанской территории никакая магия не действует, так что снять действие чар там никто не мог. Вынести тело на улицу и допросить его под стеной отчего-то никто не догадался. Может быть, конечно, тюремному персоналу мое состояние доставляло удовольствие. Пришлось подметать собой пол из приемной в карцер, потом в коридор, потом снова в карцер, потом пришло сообщение от Люпина, что мне место в вип-камере. Когда действие чар кончилось, никто внятно не смог ни о чем меня спросить. Никогда не думал, что со мной НАСТОЛЬКО трудно обращаться. Узнав мое имя, авроры делались вежливы и косноязычны.
Потом появился судья Смит. После получаса простоя кого-то посетила идея меня обыскать. Но я рано ликовал. Простой осмотр карманов – это примитивно. К тому же грех не пользоваться единственным заклятьем, которое работает в тюрьме.
- Нудиссимо! – изрекла самая активная аврорша. Судья Смит захихикал и потер руки (на что он рассчитывал?) Одежда упала вместе с полными карманами. А весь аврорат уставился на мой ошейник.
Этим вопросом он и занимался до прихода Люпина. Все-таки у Лорда очень счастливая рука. Потом пришел Люпин.
По его лицу я понял, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ СТРАШНОЕ.
- Где оно? – спросил он.
Я извлек яйцо из кармана, додавив его до невнятной массы. Люпин вперился в скорлупу.
-Что это? – спросил он.
- Это то, что у меня было.
- Чье это яйцо?
- Феникса, - честно ответил я. Породу не уточнил.
Аврорат насторожился. Люпин мучительно думал. Мерял комнату шагами и едва не выл. Меня могла спасти только его гриффиндорская выучка. Должен же кто-то вокруг меня быть лучше меня?
Тут Люпин подошел вплотную к осколкам (и, соответственно ко мне) и, потрогав мокрый мусор, еле слышно процедил:
- Где настоящее яйцо?..
Ответ мой был бездарен:
- Не скажу!
- Урод. Предатель. Лжец. – Беззвучно резюмировал Люпин.
- Ну что? – вовремя спросил следователь. – Нам кажется, профессор Снейп уже достаточно долго тут находится, и, видимо, можно на сегодня закрыть это разбирательство, так как очевидна недостаточность улик… утро вечера мудренее… и тому подобное.
Мне эта мысль чертовски импонировала. Люпин медлил.
Под окнами бился Фоукс. Это навело аврорат на блестящую мысль.
- О! – сказал судья. – А давайте пригласим мистера Фоукса и спросим у него!
Я взвыл.
Запустили Фоукса.
Дальше иррационально-поучительная сцена
Следователь: - Господин Фоукс, это ваше яйцо?
Фрукс: - Не знаю
Сл. – Как это не знаете? Вы не можете опознать, ваше это или не ваше?
Ф. – Я не имею понятия, что происходит в голове у этой взбалмошной женщины в красном.
Сл. – Вот значит как?
Ф. – Да, вот так.
Сл. Ага. Ага… А что нам надо сделать, чтобы ПОЯВИЛАСЬ ЭТА ЖЕНЩИНА В КРАСНОМ?
Молчание. Я не сдержался и сказал:
- Его надо УБИТЬ.
…Далее пять или более минут я наблюдал, как по лицам Авроров идут мучительные тени, показывающие надсадные поиски СПОСОБА УБИЙСТВА ФЕНИКСА.
Это было больше, чем я мог вынести.
Если бы они это сделали, не знаю, что бы я предпринял.

Итак, с подпиской о невыезде и открытым дело о хранении и переноске редкостей, я встретил следующий день.
Видеть товарищей из ОФ я не мог. Закрылся в кабинете и обдумывал способы самоубийства.
Вечером пришел Поттер на Окклюменцию.
Из его мозга я без особенного сопротивления вынул интересующую меня информацию: Яйцо, отданное Поттером Люпину, являлось фальшивым. Настоящее до сих пор лежит в тумбочке.
Господи боже, какое облегчение!


Тот факт, что гаденыш надул и Люпина и меня, был глубоко вторичен. Хотя посмотреть в его глаза – в том случае, если б у всех выдержали нервы, а меня прихлопнули круциатусом, - я бы не отказался.
Теперь можно было не думать о самоубийстве, а снова думать о выживании, когда Лорд поймет, что с ним сделали.
Дальше Поттер занялся высиживанием собственного василиска.

При следующем вызове Лорд спросил меня нехорошим голосом, какое из двух яиц ему следует пускать в дело. Я сказал: то, которое передали через Люпина.
Лорд тоже занялся высиживанием василиска. Я нервничал.
Яйца запутывались, это было правильно.
В конечном итоге Поттер признался, что яйцо из тумбочки тоже было фальшивым – это мальчик так меня проверял – полезу я в его тумбу воровать, или нет. Фактически готовый продукт для службы темной стороне.

Итак, из пяти яиц, бывших в деле, одно было натуральным и осталось в Хогвартсе. Все, что было выведено на стороне, вывелось благодаря волшебной силе наседок и темным практикам высокого полета.
Лорд должен был снести мне голову, когда до него дошли подробности.
- Как ты посмел подменить яйцо?! – спросил он.
- Я полагал, мой Лорд, что благодаря вашей силе и знаниям из яйца ирландского феникса выведется рептилия, которая будет не только убивать взглядом, но и сводить с ума шипением. Это гораздо страшней. Ирланский феникс поет перед дождем и насылает безумие на тех, кто его слышит.
- То есть, ты решил этот вопрос ЗА МЕНЯ?
- Да, мой Лорд… Это был… мой выбор.
…А что я мог сказать??? Ужас.

Финал истории с яйцами выглядит лирично.
Василиск вполз в Хогвартс по канализации, идущей под квиддичным полем, и был изничтожен Поттером и Фоуксом совокупно. Феникс после всего приключившегося разлагался на моих черных простынях, и добудиться его смог только Люпин. Я все это время был на военной операции. Собственный хогвартский василиск спал в тайной комнате, не давая УпСам возможности вламываться на территорию школы. Пока школа сражалась с чудовищем, сторонники Лорда громили Хогсмид. На мой взгляд, главной потерей этого рейда явился мой ворон, которого забили под общую гребенку. После чего нам поднесли чашу вина в честь победы Лорда.
Я знал, что пить нельзя. К тому же до однозначной и тотальной победы. Дурная примета.
- Не говори гоп, пока не перепрыгнешь, Люциус, - говорю.
- Хорошо, сформулирую по-другому! – охотно пошел настречу Малфой. – Давайте выпьем за победу в сражении! И за надежды на будущее – Лорд вошел за Завесу, и теперь является богом царства мертвых.
- А что это вы подсыпали в бокальчик?
- О, ничего, Северусс!..
…Кошмар. Зачем я выпил, не понятно.
После этого мне осталось жить 12 часов. В чаше был яд.
По возвращении в Хогвартс я чувствовал себя неописуемо. Только феникс, продолжавший разлагаться на моих простынях, скрашивал погост.
Не успел я прослушать новости о выклевывании змеиных глаз, снять штаны и влезть в халат, как мою дверь вышибли профессор чар Флитвик и начальница аврората.
Меня арестовали. Мне было все равно.
Спасибо, позволили надеть штаны.
Феникс был в иронических раздумьях: «Вас всегда арестовывают, когда в вашей постели лежат полуодетые блондины?» - спросил он. - Это архитепично! – ответил я.
Замаячила тень сюжета из бестселлера. Чаша с ядом, арест, суд, накрученные и разбредшиеся ученики, смерть, алая голубка над крестовиной.
Особым вкусом в этом ракурсе обладает посещение меня судьей Визенгамота господином Тибериусом Огденом, профессором по теории магии.
Он пришел как друг, член педсостава, сел на мои нары и повел беседы о бессмертии, смысле жизни и каббале.
Уважая первосвященников, я отвечал как на духу. Его членство в Визенгамоте напрочь вылетело из моей головы.
Поговорили искренне.
В конце беседы господин Огден с пылом произнес:
- Я не буду вас судить!
…Спасибо, каифа. Я захлопнул рот, чтобы не прослыть глупцом. Яд разложил мне весь мозг на извилины. Но показывать это было нельзя.
На следующий день в расписании стояли экзамены. Представляю себе радость студентов, которых Мерлин избавил от сдачи Зелий. Следует упомянуть, что решив испоганить жизнь Гарри Поттера, я предусмотрительно переложил всю ответственность за это на плечи означенного Гарри Поттера. Будучи его преподавателем, я имел в глазах гаденыша законный авторитет. А будучи его экзаменатором – законный статус подателя благ и оценок, который трудно игнорировать. Это как бы ставило меня в положение, удобное для шантажа малолетки.
Поэтому однажды перед отбоем, в середине семестра, я набрел на Поттера, потребовал зачетку, и проставил ему зелья задолго до экзамена. Я процедил, что буду рад никогда впредь его не видеть. Пусть знает, что я знаю, что ему от меня ничего не нужно!

Итак, студенты радовались, что им не грозит позорный провал, а Поттер, полагаю, радовался просто так.
Днем, за четыре часа до объявленной смерти, в мою камеру проник префект Слизерина (отравленный мозг не в состоянии вспомнить, кто именно это был) и попросил СНЯТЬ ПРОБУ с экзаменационного студенческого состава. Зачеты шли без меня. Смерть, как известно, не является причиной для неявки на экзамен.
…Это был великолепный Глоток Надежеды.
Я обнаглел, и потребовал пробу СО ВСЕГО ПОТОКА.
…Больше до меня ничто не дошло. Зато тюремный персонал слонялся обнадеженный, опьяненный и умиротворенный. Сволочи.

Перед часом Х в камеру залетел Фоукс и пронзительным воплем разогнал ходоков. Я умер под его крылом.
В момент моей погибели из Фоукса выпало второе натуральное яйцо.
Прочие подробности своей смерти и воскресения оставляю в тени.









В начало страницы