Концепция игры
Заявки, взносы, база
Непростительные действия
Обновления на сайте
ХС - 15 лет спустя

Трансфигурация
Актуальные зелья
Таблица ингредиентов
Игровое волшебство
Чары. Разговорник
Непростительные заклинания
Ментальные Чары
Магические перемещения
Монстры

Сами-знаете-что
Экономика
Квиддич
Колдомедицина
Смерть в анфас
Смерть в профиль
Волшебный этикет
Tрадиции

Устав Хогвартса
Строго запрещено
Преподаватели
Выпускники
Аспиранты
Школьный стафф

Список необходимого
Учебная форма
Система оценок

Гриффиндор
Рейвенкло
Хаффлпафф
Слизерин

Кабинет Министра
Геральдическая палата
Дип. Корпус
Ежедн. Пророк
Учета редких способностей
Охраны правопорядка
    Аврорат
    Азкабан
Маг. Перемещений
Маг. Исследований
В розыске

Отдел Тайн

Три метлы
Хогсмид
Мемориальная доска

Уголовный Кодекс
Указы и постановления
Закон об Аврорате
Дуэль. Краткий кодекс
Комментарий к Дуэльному кодексу

Учебная литература
Дневники и письма
Квиддичные карточки
Генеалогии
Колдографии

Бомбарда Максима
Ежедневный пророк
Квибблер
Оракул
Ведьмополитен

Три Метлы

"Мадам Розмерта содержит кабак,
у которого крыши в принципе нет..."

из студенческой застольной песни

Настоящий владелец питейного заведения - хорошего питейного заведения - находится по ту сторону добра и зла. А в том, что "Три метлы"- хорошее питейное заведение, мадам Розмерта Руджемонт не сомневается. Она не беспринципна, и вряд ли нальет третьекурснику огневиски, но процветание и благополучие "Метел" - это дело всей её жизни. Поэтому в "Трех метлах" рады самым разным посетителям.

Мадам Розмерта прекрасно помнит события недавнего прошлого, когда из-за дементоров, искавших Сириуса Блэка, "Метлам" грозило разорение. Дама весьма практичная, она сделала правильные выводы из той истории, и теперь "Метлы" обеспечены определенным запасом прочности - цены были подняты, а некоторые принципиальные запреты - отправлены к тем самым дементорам.

Из-за этого у мадам Розмерты приключился очередной конфликт с Минервой МакГоннагал, которая весьма трепетно относится к количеству алкоголя, поглощаемого её любимыми гриффиндорцами в "Трех метлах". Только, как бы не ворчала Минерва, мадам Розмерта не собирается руководствоваться девизом "Одну пинту пива в одни гриффиндорские руки". Нельзя сказать, что Хогвартс - основная статья её доходов, в конце концов, у неё не "Сладкое королевство", но летом, когда жизнь в Школе замирает, ей на самом деле начинает чего-то не хватать.

Чего только не перевидала мадам Розмерта за годы, проведенные у стойки. Только она никому не рассказывает о том, какие напитки предпочитал Том Риддл, или что за ликер добавляет в свой вечный чай Альбус Дамблдор, или сколько может выпить профессор Флитвик (никогда бы не подумала, но против фактов не пойдешь). А никому - потому что её официантка, а на самом деле старая подруга Филиппа Тринкант, видела все это собственными глазами. Больше же ни с кем делиться своими маленькими и большими тайнами мадам Розмерта не собирается.

...Иногда мадам Розмерте хочется послать к черту всю эту круговерть - и это опять-таки происходит летом, но осенью, когда в дверях появляются хорошо знакомые фигуры преподавателей, а на улице галдят ученики, она забывает об этом.

Школьники - это отдельная песня. Она не отдает предпочтения никакому из факультетов, в конце концов, галеоны Равенкло ничем не отличаются от галеонов Слизерина. А взгляд на Хогвартс сквозь разноцветное бутылочное стекло кажется ей таким забавным.

Гриффиндор пьет много, но дешево. Невысокая цена компенсируется количеством поглощаемого. Даже когда уже можно полюбить себя и перейти со сливочного пива на что-нибудь более интересное, курсе этак на шестом-седьмом, красно-золотые предпочитают жизнерадостно галдеть за столом, заставленным пивными кружками.

С этого же начинает и Слизерин, но быстро эволюционирует от сливочного пива к заковыристым коктейлям. Мадам Розмерта любит экспериментировать с напитками, и всем известно об её толстенной и загадочной как "Некрономикон" книге с рецептами. Иногда она без присмотра валяется на стойке, и в неё даже можно заглянуть. Только сколько ни заглядывай, ничего не поймешь, проще заняться кабалистикой: мадам Розмерта тщательно шифрует записи и блюдет свое авторство. Так вот, жаждущий Слизерин в изрядной степени поспешествовал заполнению пожелтевших, а местами и засаленных страниц. К каким только противоестественным, казалось бы, сочетаниям не питали пагубной тяги питомцы Салазара. И мадам Розмерта ценит их именно за склонность к экспериментам; они питают её тщеславие.

Но, на самом деле, наиболее выгодным для "Трех метел" факультетом всегда был и остается Хаффлпафф. В тщательно выверенной пропорции совмещены в черно-желтом факультете постоянство Гриффиндораи изощренность Слизерина. И количество, количество! Почти все, опробованное на слизеринцах, находит благодарных почитателей Хаффлпаффе. Иногда мадам Розмерта даже удивляется - откуда у детишек столько денег, ведь коктейли весьма-весьма недешевы, но если они готовы платить - то почему бы не смешать?

Студенты Рейвенкло слишком благопристойны, чтобы пить. Не пить вообще, а Пить. Они не засиживаются в "Метлах" надолго, и мадам Розмерте кажется, что посещение заведения - для них в некотором роде проформа, некое ритуальное возложение венков. Но венки - то есть кнаты и галеоны- исправно приносятся на отполированную до блеска стойку, и мадам Розмерта, переговариваясь-перемигиваясь с Филиппой, прислушиваясь к разговорам в зале, протирая бокалы или превращая воду аккуратные кубики льда, вполне довольна таким положением дел.

Мадам Розмерта очень любит квиддич. То есть, не столько сам квиддич, сколько команды и болельщиков. Каждая победа, каждое поражение рано или поздно приводят героев, неудачников и группы поддержки в "Три метлы". Некоторые, правда, изменяют ей в "Кабаньей голове", но разве можно сравнить тамошнюю примитивную выпивку с ассортиментом мадам Розмерты?

Положа руку на сердце, она предпочитает проигравших, упивающихся - во всех смыслах - горечью поражения. Раньше, до случая с дементорами, она даже наливала им в кредит, но постепенно свела эту практику на нет, и теперь только предоставляет небольшие скидки. Пару раз Гриффиндор и Слизерин пытались после матча довыяснять отношения прямо в её зале, но получили месячное отлучение от стойки, даже в ущерб делу, главное - никаких драк ! - и в положенный срок стояли перед дверями "Метел" притихшие и покорные.

И пусть они сколько угодно горланят про "отсутствие крыши в принципе", бросая многозначительные взгляды на хозяйку заведения - Розмерта легко прощает им эти двусмысленности, потому что они прекрасны в своих порывах и наивны в своих хитростях, а полутемный зал дышит и переливается, когда он полон. И эти часы она, наверное, не променяет ни на какие сокровища.

Мадам Розмерта любит наблюдать за посетителями - пьющими и смеющимися, плачущими и сплетничающими. Здесь часто завязываются романы, и иногда зарождаются интриги, и мало кто из сидящих в зале задумывается о том, сколько всего интересного видит и слышит женщина за стойкой.

Есть у мадам Розмерты и свои собственные маленькие тайны : например, шкатулочка в спальне на втором этаже, из которой Филиппа иногда, посмеиваясь, достает черный шнурок с сорока узелками и спрашивает:

- Никто не приглянулся, мадам Розмерта ?

Розмерта улыбается в ответ:

- Пока не знаю, Филиппа.

Они сами готовы сплетаться в эти узелки, милые мальчики Хогвартса - с разных факультетов, но все, как один - семикурсники. Это тоже один из принципов мадам Розмерты: она смотрит на этот шнурок - обыкновенный ведьмовский шнурок - и может перечислить их всех, но любит вспоминать только о двоих. Странно, но оба - с Гриффиндора. Сириус Блэк и Уильям Уизли. Одного уже нет, второй вырос и почти не бывает в Хогсмиде, но они все равно остаются здесь, в её спальне - узелками на черном шнурке. Сколько их еще будет - мадам Розмерта не знает, да и не так важно.

Важно только то, что в "Трех метлах" рады всем.


В начало страницы