Концепция игры
Заявки, взносы, база
Непростительные действия
Обновления на сайте
ХС - 15 лет спустя

Трансфигурация
Актуальные зелья
Таблица ингредиентов
Игровое волшебство
Чары. Разговорник
Непростительные заклинания
Ментальные Чары
Магические перемещения
Монстры

Сами-знаете-что
Экономика
Квиддич
Колдомедицина
Смерть в анфас
Смерть в профиль
Волшебный этикет
Tрадиции

Устав Хогвартса
Строго запрещено
Преподаватели
Выпускники
Аспиранты
Школьный стафф

Список необходимого
Учебная форма
Система оценок

Гриффиндор
Рейвенкло
Хаффлпафф
Слизерин

Кабинет Министра
Геральдическая палата
Дип. Корпус
Ежедн. Пророк
Учета редких способностей
Охраны правопорядка
    Аврорат
    Азкабан
Маг. Перемещений
Маг. Исследований
В розыске

Отдел Тайн

Три метлы
Хогсмид
Мемориальная доска

Уголовный Кодекс
Указы и постановления
Закон об Аврорате
Дуэль. Краткий кодекс
Комментарий к Дуэльному кодексу

Учебная литература
Дневники и письма
Квиддичные карточки
Генеалогии
Колдографии

Бомбарда Максима
Ежедневный пророк
Квибблер
Оракул
Ведьмополитен

Основной Закон Волшебства.

Многолетние изыскания в области самых различных магических наук привели меня к простому постулату, столь же близкому, как Лес, но столь же опасному и неочевидному. Вся магия мира подчинена единым законам мироздания, и какую бы экзотическую область истинной магии или же ее порочных, ошибочных ветвей Черной магии мы не взяли в пример, то все что мы увидим, будет подчинено единому правилу. На формулирование этого правила у меня ушла большая часть жизни, тогда как, найдя его, я осознал, что владел им с рождения. Все мы рождаемся с большим пониманием волшебства, окружающего нас, чем признаемся себе в течение жизни. Мне пришлось обзавестись горьким опытом ошибок, которых хотелось бы не совершать и поражений, которых мог бы не потерпеть. Но магия, как средство воздействия на мир, теперь мне понятнее. Все в мире подчиняется закону сохранения энергии. И магия тоже. Возможно, для нее закон делает послабления. Можно даже предположить, что магия работает по льготному прейскуранту у закона сохранения энергии. Но за всю м ою жизнь я не встретил ни одного описания волшебства, за которое не пришлось бы заплатить. Основной закон волшебства вошел в мой разум словами «За все нужно платить». Подтверждение этому я нахожу везде. Творя Чары, я изучаю особые движения, изучаю слова, изменяющие мир, обретаю навык. На все это я трачу силы и время. Но все это пойдет прахом, если я не научусь главному – контролировать свои эмоции и в нужный момент призывать ту, что необходима для акта творения. Это требует особых моих сил и времени. Вот из чего складывается плата за знание тех или иных чар. Но многие неосторожные волшебники подменяют понятие знания и применения. Владея заклинанием, я заплатил лишь за владение им, но никак не за применение. Применение каждый раз требует отдельной платы в виде экзамена на стойкость, и правильность мысли, сдержанность и корректность. Экзамена на милосердие и тактичность. Из этих понятий складывается сама суть волшебника и творца. Цена за применение волшебства – тест на уместность его в каждый момент жизни и, бе зусловно, сам результат вмешательства или невмешательства в мир и саму ткань жизни.

Мы, волшебники, часто подвержены двум крайностям, которые оставляют нам только надеяться на достижение совершенства в малом, ибо даже в малом, «совершенство, это не крайняя точка, а золотая середина». Именно так звучал старинный девиз рода Мальцибер и именно он лучше всего иллюстрирует наше уродство и мудрость наших предков. И как ни горька правда, нужно уметь смотреть ей в лицо: современные волшебники подвержены двум противоположным порокам. Они или ленивы до крайности и скорее проглотят флоббер червя, чем решатся на колдовство, ибо внутри себя они уже сквибы, не способные на магию, пусть и творческое начало еще теплится в них, а творческие способности к колдовству не пропали. Но душа в страхе вздрагивает каждый раз, когда неосторожная мысль прокрадывается в их сердце, что бы принести беспокойство. А не тот ли это миг, когда нам должно действовать, когда мир ожидает поступка и от нас? Но нерешительность и безверие в себя мощным натиском убивают в несчастных ростки сомнения, с головой окуная их в серую рутину обыденности, где они проводят свои унылые дни. Как тосклива их жизнь, без тени риска, экспрессии, красок творчества. Какая должно быть унылая боль, не чувствовать ткани мира под пальцами, не вступать с ним в активное взаимодействие, не получать от него ответа. Бесконечно одинокими осознают себя волшебники, обрекшие своим страхом перед ответственностью себя на подобные муки. За все нужно платить: твое невмешательство в мир стоит тебе вкуса жизни и собственного счастья. Волшебник не желающий устроить приключение, или же волшебник не способный заинтересовать собой и своей магией мир и населяющих его собратьев и тварей - бездушен и жалок. У рода Лестрейнджей есть прекрасная легенда о том, что волшебников, живущих со страхом перед живым участием в судьбе мира в сердце, ожидает страшная участь. Проклятье снизойдет на них с неба и станут они телом подобны флоббер червю. Разумеется, я со всем скепсисом отношусь к подобным неслыханным магическим деяниям. Но за все нужно платить, и жизнь без счастья и удовольствия от у частия в мире сущем, сама по себе страшное наказание за страх.

Вторая же крайность, которой подвержены натуры куда более живые и бесшабашные, это столь сильное взаимодействие с миром, что подобный взаимный контакт теряет самое главное свое свойство. Любовь к миру, в котором ты живешь, бесспорно, единственный мотив, который может направлять волшебство мага. Ведь своим волшебством он прикасается к миру, входит в глубь него, а грубость тут неуместна. Волшебник, бездумно и грубо влияющий на мир, без мысли о сотворенных им последствиях, уподобляется насильнику. Дети от насилия рождаются несчастными, и требуется куда больше любви, что бы вырастить их. Подобно им, плоды волшебника, который столь увлекся получением удовольствия от своего участия в мире, будут горьки. Результаты бесчисленных его появлений в мире и дел, которым нет числа, будут только разочарование и еще большее погружение мира в суету, и Черную магию. Ты всегда узнаешь волшебников в такой крайности по характерным поступкам. Каждый из них берется за все, что только попадается ему под руку, но не вникает в правила, полагаясь на то, что сам все лучше знает. А тот, кто не любит правила волшебства, без сомнения отрицает и его главный закон «За все нужно платить». Таким образом, этот волшебник творит магию, не задумываясь ни о последствиях своего дела, ни о методах или средствах, которые применяет. Такой колдун пытает получить как можно больше удовольствия от ощущения себя важной деталью этого мира, и без любви к самому миру, ради которой можно принять и поражение в любых своих делах, готов совершать поступки любой мерзости. Но осознать их неправильность он не способен, ведь для этого ему пришлось бы полюбить мир и окружающих его собратьев сильнее чем себя. Ведь только так он смог бы понять, что для этого мира будет хорошо, а что дурно. Он же, пытаясь самоутвердиться и доказать всему живому собственную важность, как часть мироздания, нарушает то самое мироздание и его законы. Но главный закон «За все нужно платить» имеет над ним свою власть. Расплатой станет для него крах всех его мечтаний. Мир, который он не любит, ответит ему взаимной нелюбовью и это будет видно во всем. Такой волшебник не сможет правильно просчитать последствия от своих действий. Творя добро, что бы прославить себя и желая победить Черную магию, он забывает, что не любя мир, не сможет отличить Черную магию, и сам зачастую действует ее же методами. Чувствительные к такому поведению собратья и сами законы мироздания ответят ему на Черную магию, как должно, ибо им непонятно его поведение и неясны его мотивы. Несчастный, запутавшийся колдун, столкнувшись с несправедливостью мира, которому он хотел принести счастье и который он хотел спасти, оживляя его своими методами, ответит ему непониманием и презрением. Но понять, что он сам этого достоин, волшебник не сможет. Он в своей гордыне посчитал, что не нужно ему разбираться в мире для того, что бы творить добро, а довольно только его сердца. Но с чем же будет сравнивать его сердце, если он не пропустил через него знание о мире и не поселил там любви ко всему доброму, что в нем есть? Ошибется такое сердце, и еще один несчастны, или уйдет из мира навсегда или ступит на путь Черной магии, от отчаяния и опустошения.

Каждый житель волшебного сообщества балансирует на тонкой грани между двумя пороками: страхом перед непоправимыми ошибками и гордыней собственной правоты. Между действием, лишенным любви и между бездействием, подобным декорации в театре есть узкая тропа жизни, которая наполнена сочувствием и остротой жизни на острие разума, который, руководствуясь знанием и любовью, двумя этими столпами будет строить красоту волшебного мира, щедрой рукой расплачиваясь с ним за радость жизни собственным бытием.


Салярис Малфой.







В начало страницы