Концепция игры
Заявки, взносы, база
Непростительные действия
Обновления на сайте
ХС - 15 лет спустя

Трансфигурация
Актуальные зелья
Таблица ингредиентов
Игровое волшебство
Чары. Разговорник
Непростительные заклинания
Ментальные Чары
Магические перемещения
Монстры

Сами-знаете-что
Экономика
Квиддич
Колдомедицина
Смерть в анфас
Смерть в профиль
Волшебный этикет
Tрадиции

Устав Хогвартса
Строго запрещено
Преподаватели
Выпускники
Аспиранты
Школьный стафф

Список необходимого
Учебная форма
Система оценок

Гриффиндор
Рейвенкло
Хаффлпафф
Слизерин

Кабинет Министра
Геральдическая палата
Дип. Корпус
Ежедн. Пророк
Учета редких способностей
Охраны правопорядка
    Аврорат
    Азкабан
Маг. Перемещений
Маг. Исследований
В розыске

Отдел Тайн

Три метлы
Хогсмид
Мемориальная доска

Уголовный Кодекс
Указы и постановления
Закон об Аврорате
Дуэль. Краткий кодекс
Комментарий к Дуэльному кодексу

Учебная литература
Дневники и письма
Квиддичные карточки
Генеалогии
Колдографии

Бомбарда Максима
Ежедневный пророк
Квибблер
Оракул
Ведьмополитен

Мой Дом – Моя Крепость.

Написано на основе реальных событий. Имена Очевидцев изменены, что бы спасти их от звездной болезни.

Приветствую моих читателей и почитателей.

Друзья, со мной снова произошли небывалые приключения, и я смог воочию убедиться, чего стоит заколдованный дом. Но всему свое время. Сначала я расскажу вам, зачем я пишу эту книжку и для чего она пригодиться вам.

Всем нам известно, что магическая Британия изобильно простирается на территории маггловской Британии. Собственно все волшебники являются подданными ее величества Королевы, единой для магов и магглов. Того, кто посмеет назвать ее Величество магглом – я собственноручно заставлю съесть собственный факультетский шарф. Королева не может быть магглом, но ей позволительно не быть волшебником. Королева есть Королева. И точка.

Тем не менее волшебники селятся не абы как, среди магглов, а в особенных местах. Самой крупной и по большому счету единственной целиком магической деревней остается Хогсмит, что по соседству с замком Хогвартсом, ныне школой чародейства и волшебства. Хогсмит уникален тем, что эту деревню основали, выстроили и заселяли только волшебники, и видимо это послужило в конечном счете аргументом за перенесение в него представительства министерства магии, больницы Святого Мунго и изрядного количества лавочников Косого Переулка.

Помимо Хогсмита, а так же Запредельного Лондона, к которому относятся улицы Косого и Лютного Переулков, платформа девять и три четверти, а так же много известных и малоизвестных улиц Лондона, куда не ступала нога магглов, к исконным территориям волшебников принадлежат частные дома. Именно о них я и хочу рассказать, хотя мог бы часами рассказывать вам о моих приключениях в Запредельном Лондоне или о походе в Запретный Лес, чья опушка начинается сразу за Хогсмитом. Но сегодня речь пойдет именно о волшебных домах. По сути своей не так уж и важно, является ли выбранный нами объект исследований отдельно расположенным шикарным поместьем богатого колдуна, или же это стоящий в самом центре маггловского района замаскированный домик респектабельного министерца. Многие дома в Хогсмте и Запредельном Лондоне тоже являются частными, поэтому все, что я вам сегодня расскажу, в равной степени относится и к ним.

Каждый волшебник современной Магической Британии, или, как сейчас модно говорить, магической Англии, хотя я предпочту считать себя скорее Бритом, нежели Англом или, что совсем ни в какие кольца, саксом, совмещает в себе черты древнего и еще более древнего отношения к жилищу. В до Артуровской Британии волшебники в обязательном порядке строили Башни, которые служили символом их возвышения над магглами и высокого полета их искусства. Скажем по правде, магглы едва ли был и способны, с такой легкостью построить Башню, как это делал волшебник, и уж куда сложнее было пробраться именно в башню, с любым умыслом. В рыцарские Артуровские времена дом и жилище ассоциировалось у новоявленных волшебников именно с замком, как впрочем, не отказались многие из них и от меча и доспехов. Компилируя все это в голове современного Британского мага, мы можем увидеть, что таковой скорее предпочтет защищенное жилище вдали от соседей, родственников и магглов. И пусть вас не обманывает роскошный вид некоторых особняков, заменивших крепо стные стены на галереи со скульптурами. Эти поместья защищены не хуже самого страшного замка.

Но я собственно заболтался, пора переходить к сути разговора, а именно: на чем же все таки держится волшебная защита каждого дома и можно ли ее установить самостоятельно. Разумеется, можно, иначе я бы не стал тут столько разглагольствовать.

Итак, с незапамятных времен любая защита любого магического особняка держится на трех главных постулатах. Можно даже сказать – стоит на трех китах.

Первый кит, то есть постулат, это условие проникновения в дом. Например, в часть домов нельзя войти в шляпе, в часть нельзя войти без письменного приглашения, особого ключа или можно пройти, только если тебя провел за руку хозяин. Вариантов масса. Из этого первого кита выплывают второй и третий.

Вторым постулатом является наказание, которое следует за неисполнение условия. Это может быть плотный воздух, который просто не позволит не исполнить условие, или же натуральное наказание, которое последует за нарушение условия.

Третьим постулатом станет лазейка в условии. Некая форма позволяющая обойти типичное соблюдение условия и избежать наказания. Обычно подобная лазейка сама по себе вытекает из условия и наказания, но в ситуациях, когда это невозможно, в силу вступают невыразимые магические законы и лазейка образуется неведомым нам образом.

Подобная троичная система нуждается в притоке энергии. Разумеется, приток энергии необходим именно киту «Наказание», будь то разовая акция или постоянный воздушный барьер. Размер энергетического взноса напрямую зависит от мощности наказания, сложности и специфичности условия и ширины лазейки. В Британии чрезвычайно распространен факт использования мест природного скопления силы для поддержания этого условия. В противном случае хозяину приходится часто и обильно энергетически подпитывать свой Домик. Боюсь в этом случае защита не так уж и хороша. Есть еще один немаловажный момент. Любую защиту можно энергетически заклинить путем высвобождения в нее огромного количества энергии. Именно этот путь так любим ненавистными сторонниками Темный Искусств. Они предпочитают человеческие жертвоприношения, во время которых выбрасывается огромное количество энергии, которая заклинивает защит в поместье, удовлетворяя «условие» или лишая возможность «наказанию» свершиться.

Защита поместья – это, прежде всего, тонкий расчет, основанный на поступлении и трате энергии, а так же смекалка и использование разнообразных предрасположенностей самого места, на котором стоит ваш Домик.

Рассказав о сложном варианте защиты своего дома, не могу не упомянуть и о легком, хоть и не таком удобном и приспосабливаемом пути. Существуют чары Защитного барьера, наиболее распространенными являются Антиапарациооный барьер и Физический барьер. Оба этих барьера легко заметить, поскольку при определенном освещении можно увидеть тонкую линию определенного цвета. У Антиапарационного барьера, который не позволяет аппарировать на свое замкнутое внутреннее пространство, линия ярко фиолетового цвета. Но такой барьер легко миновать, банально аппарируя рядом и проходя его физически. У Физического барьера, по ощущениям напоминающего плотный воздух, такая линия будет красной. Сквозь такой барьер (который обязательно имеет форму замкнутого кольца, к слову, как и антиаппарационный) невозможно пройти внутрь, но можно аппарировать. Наиболее часто такие барьеры встречаются в паре, поэтому ни аппарировать, ни пройти физически на такую территорию нельзя. Но я вам расскажу маленькую хитрость. Такой барьер можно снять и снару жи, и изнутри. Для этого вам нужно идти вдоль линии, которую вы видите и в определенный момент, если будете внимательны, обнаружите место узла, хитро завязанного тем Магом, который устанавливал барьер. Если его осторожно распутать, то барьер можно размотать и снять.

Установить такой барьер вполне реально, но для этого вам потребуется изрядная волшебная сила, которая бывает у волшебников только старше 72х лет. Такой старикан способен поставить круговой барьер (а иного не существует) любого размера, если у него хватит особой веревки, сплетенной предположительно из жилы мантикора с вплетением внутрь волоса единорога.

* * *
Напоследок, я расскажу вам случай из моей недавней практики. В поисках приключений я имел смелость забраться в саму Визжащую Хижину, что на краю Хогсмита. Условие на вход я так и не разгадал, поскольку довольно неприятные тролль, колпак и парочка визжащих Доксей постоянно отвлекали меня от сложного мыслительного процесса, поэтому я выбрал ориентировочно самую слабую точку и применил метод заклинивания внешней защиты. Таковой точкой я неслучайно выбрал заднюю дверь и пустил в ход собственную кровь, как достаточно ценный в энергетическом плане ресурс, понадеявшись, что этого вполне хватит для несильного, давно необитаемого жилища. Так и случилось, задняя дверь отворилась к моим услугам, и я проследовал внутрь. Только оказавшись в Визжащей Хижине, я понял, как сильно я ошибался, полагая дом необитаемым. Я сразу понял, с кем я имею дело, и насторожился. В доме обитал Древний Боггарт. Это создание сильно отличается от обычного Боггарта-Страшилы. Древний Боггарт – существо могущественное, давно получившее постоянну ю форму, а то и возможность менять ее на свое усмотрение, вне зависимости от человека и его страхов. Питается Древний Боггарт исключительно предметами, имеющими историческую и волшебную ценность – иначе говоря, артефактами. Такой боггарт может жить на груде сокровищ кучу лет, делая место все более привлекательным для разномастной нечисти, которую он приспосабливает для лучшей охраны своих владений. Так случилось и в этот раз. Я имел дело со старейшим из всех известных мне боггартов магической Британии, кроме разве что тех, кто спит в инкапсулированном пространстве. Поэтому первое препятствие, которое я встретил, дало мне понять о всей мощи моего противника. Огромный настоящий Упырь сидел в небольшой коморке, куда меня угораздило попасть. Тварь немедленно дернулась ко мне, а я понимал, что за просом в мешок я уже не успею, а Инсендио Ультима скорее уничтожит саму хижину, нежели Упыря. Да и палочку свою я к тому моменту пожертвовал для того, что бы защититься от Тролля. (Когда этот недружелюбный монстр почти сх ватил меня, я ловко подставил под удар его огромного топора свою хрупкую волшебную палочку, и отбил его страшный выпад). В самый последний момент мысленно я обратился к Мерлину за помощью, и только тут понял, что Упырь не отгрыз мне ногу, а продолжает ломиться в другом конце комнаты. Слава Мерлину, он был заперт в некой клетке, откуда не мог вылезти, если его не освободить. На всякий случай снабдив его двухдневным запасом проса я миновал неприятную комнату. Стоило мне выйти за пределы прихожей, как я понял, что боггарт поймал меня в западню. Выйти тем же путем, что я вошел мне не удастся. Боггартовы прихвостни надежно запечатали дверку, сквозь которую я пролез, а изнутри применять метод заклинивания очень опасно. Пространство может быть настроено как раз на высасывание энергии из капающей крови и вместо того, что бы перенасыщать защиту, я мог бы питать боггарта. Тогда мне пришлось применить всю мою смекалку, что бы понять, как можно выбраться оттуда. Первую закономерность я обнаружил, слушая крики и стуки Виз жащей хижины. Тогда я понял, что каждая комната ведет свою особую ритмическую линию странных шорохов. Именно так я и понял, что двери Визжащей Хижины можно открыть, если издать правильный стук или правильный звук возле двери. Но что там спрятано мне было не понятно. Я разумно предположил, что боггарт охраняет там свои предметы силы, за которые он и держится. Но мне не повезло, я проявил небрежность и попался в ловушку. Чудовищная цепь, которую я не случайно принял за артефакт, оплела мне руку, перебив запястье. Я пытался вырваться, но цепь все сильнее сдавливала мне кисть, рискуя навсегда заточить меня в страшном подвале Визжащей Хижины. Я просидел много часов, в попытках расшатать звенья цепи, или же вырвать от лестницы, с которой она срослась, как чудовищный сиамский близнец. Затем изможденный я уснул. Но мой усталый сон был недолог. Я проснулся от приобретенного с годами приключений чувства опасности. Огромный восьмилапый монстр подбирался к моим глазам, надеясь полакомиться ими, разнообразив свое меню иск ателем приключений. Лишь моя смелость спасла мою жизнь. Я вытащил из поясного мешка пробку на веревке (не раз помогавшую мне в моих сложный приключениях, особенно в том, где я попал в Закрытое Общество Магов Педе…..волшебников нетрадиционной волшебной ориентации) и с силой вогнал ее паучине между …. глаз. Тот в ужасе уполз, истекая кровью, и издох где-то в подполье отравляя смрадом мое и без того невеселое существование. Так я провел без малого неделю, питаясь пробегавшими мимо крысами (представьте себе каково ловить крыс одной рукой, при помощи пробки на веревке, свистка и рулона туалетной бумаги), зажаривая их до хрустящей корочки на единственной оставшейся свече. Но близилось мое спасение.

В одно субботнее утро (а я вел мысленный календарь, сворачивая шарики из туалетной бумаги) я услышал будто бы беготню и гомон снаружи. Сначала я подумал, что это знакомый тролль бегает с голодухи. Но потом я различил топот множества ног и, отметая мысли о чудовищных сороконожках, я предположил, что это люди. Причем вероятнее всего дети, потому что вход они искали минут сорок и я замучился кричать им. В своих криках я давал им полезные советы и ценные инструкции, но все они пропали даром. Наконец дети нащупали слабое место хижины и вошли, как и я много раньше, через задний проход. И тут Хижина начала Визжать. От этого чудовищного вопля кровь у меня свернулась в жилах, а бедных детишек наверное и вовсе чуть не прослабило. Именно для этого такие опытные маги как я всегда имеют под рукой пробку на веревке и рулон туалетной бумаги. Но Визг смолк так же внезапно, как и начался. На смену страшному воплю хижины, пришел мой сдержанный крик о помощи. Именно на него откликнулись сердобольные детишки, найдя дыру в мой мн огострадальный подвал. Сначала они долго интересовались предметом моей сущности, предоставляя мне изумительную возможность доказать, что я не верблюд. Что я с блеском и сделал за пару коротких формул. Будучи поражены моим искусством объяснения, дети отправили парламентера (сопровождая его наставлениями и попросту отговаривая его спускаться), которым оказался рыжий мальчик по имени… Шон. Свое имя мой спаситель сообщил мне сразу, как только помог мне подняться наверх. Жаль, что остальные милые детишки не разделяли со мной радости освобождения. Они откровенно пугались меня, разбегаясь по Визжащей Хижине. Мальчик Шон, который, по-видимому, был у них главный, единственный повел себя как мужчина, разделив со мной триумф первой победы над этим злополучным Домом. Остальные дети, подобно разбежавшимся агнцам нуждались в моем строгом, но по-отечески добром надзоре. И я исполнил свой пасторский долг, собрав неразумных малышей и объяснив им всю степень опасности их текущего положения. Я так же вразумил их о способностях хижины воспринимать звуки. Я даже позволил прекрасном юному поколению самим поискать артефакты на первом этаже дома, которые по моим догадкам могли остаться неохраняемыми боггартом. Такое непростое задание, конечно, предоставляло определенную сложность для детей, а дом вовсе не планировал облегчать им задачу. Подслушав о том, что я рассказал детям про то, что все артефакты пахнут сливочным маслом (мой опыт подсказал мне, что нечто подобное должно было произойти), боггарт подстроил ловушку, создав иллюзию целого шкафа вещей, пахнущих маслом. На самом деле это была страшная ловушка, в виде гигантской кучи тряпья, в любой момент способной завалить малышей, и только мое своевременное вмешательство помогло не случиться страшному. Под моим чутким руководством детишки собрали необходимые нам вещи, и я отдал распоряжение двигаться на второй этаж. К сожалению все пережитые страхи не могли не сказаться на неокрепшей детской психике, размягчив неокрепшее сознание до предела. Мне потребовалось не меньше получаса, что бы уговорить их подняться на лестницу всем вместе, потому что только так дом мог пустить нас наверх. Наконец, ценой посаженного горла и расстроенных нервов (кто-то из малышей по-моему даже расплакался) мы поднялись на второй этаж, где нас ждали первые серьезные трудности. Я рассадил моих юных помощников в удобные кресла и прочитал им занимательную лекцию о технике безопасности и методах спасения себя любимых из зачарованного пространства. Среди детей была маленькая рыжая девочка, которая находилась без сознания. Незаметно, что бы не вызвать через чур большого ажиотажа среди детей, я вскрыл ампулу с сильнейшим целебным зельем и распылил немного в воздухе перед ней. Это должно было помочь бедняжке. Но пока я возился с раненой, за моей спиной назрел настоящий бунт на корабле. Кажется, кто-то из маленьких девочек стал меня бояться и заразил своим страхом наиболее податливых и неокрепших детишек. Проверкой для меня стал Силенциум, который я позволил на меня скастовать, припоминая уроки педагогики и психологии, которы е за дружеской кружкой сливочного пива мне давал несравненный Гилдерой Локхарт, известный чародей и мой близкий друг. Я решил, что лучше дети смогут сами убедиться, что я вовсе не кровожадный вампир (и уж тем более не страшный упырь, за которого меня и приняла неопытная малютка). Мой храбрый защитник мальчик Шон, не прекращал попыток спасти меня от паникующей подруги. Но девочка никак не унималась, проверяя меня то зернышками проса, то серебряными предметами, и даже хулиганскими чарами. Я как-то не обратил внимания на первое хулиганское заклятье Вербозитас (Амулеты Дарко от Хулиганских чар – отличная вещь, всем рекомендую), но когда в глазах моей воинственной малютки я откровенно превратился в чудовище, то следующую хулигану я честно изобразил. Тем более что Амата сентенция – мое любимое хулиганское заклинание. Как только я сказал положенную фразу пару раз, мне безоговорочно поверило большинство, но моя враждующая девочка продолжала сыпать при каждом удобном случае просо мне под ноги. В этот момент распыленно е в воздухе зелье подействовало, и раненая рыжая девочка пришла в сознание. Дети бросились наперебой объяснять ей что случилось, и где мы находимся, а мне пришлось еще раз повторить ей рассказ о нашей ситуации. Но мои усилия были вознаграждены. Девчушка узнала во мне знаменитого писателя и искателя приключений, и даже попросила автограф, который я, конечно, не мог позволить себе давать, поскольку был уверен, что мы ограничены во времени. Не удивительно, что остальные малыши не читали моих произведений – мои книги предназначены скорее для взрослых, слог и описываемые в них события трудноваты для детей. Когда взаимопонимание с детским коллективом было достигнуто дело пошло намного быстрее. Я открывал комнату, а кто-то из моих юных помощников заходил в нее, в поисках артефактов и, следуя моим ценным указаниям, возвращался с победой. Победоносным маршем мы прошлись по второму этажу, спустились на первый, обошли его и вновь прошлись по второму, следуя инструкциям, которые я расшифровывал, слушая стоны Визжащей Хиж ины. В основном мои неопытные помощники демонстрировали чудеса осторожности и недоверчивости, хотя случались и обратные ситуации. Одна очаровательная малютка, оправдывая цвет своих белокурых локонов, заинтересовалась Упырем, сидевшим в клетке на первом этаже, и даже поинтересовалась, как его зовут. Подобная неосторожность стоила бы ей жизни, если бы не клетка и мое своевременное вмешательство. Накормив Упыря свежей порцией проса я вернул девочку к ее друзьям.

Собрав все артефакты, (которыми оказались вещи каких-то волшебников, обитавших в этой хижине давным-давно) мы уселись на втором этаже и затеяли военный совет. Путь на свободу лежал через самого боггарта, о чем я им вдумчиво втолковывал. Мой голос порой заглушался звуком проса, которое продолжала сыпать мне под ноги моя настойчивая оппонентка. Я порой поражаюсь, какие причудливые формы может приобретать читательская любовь. Ситуация осложнялась тем, что к боггарту можно было спускаться только по одному, и никто не хотел быть первопроходцем. Еще до того, как мы выработали план действий, одна из девочек решила поиграть в героя и сделала шаг вниз по лестнице навстречу судьбе. Мы сели выжидать. Дети уходили по очереди вниз, а я намеревался пойти последним. К сожалению, в наши тяжелые военные годы даже детские наивные сердечки подвержены унизительной паранойе. Пройдя со мной огонь и воду, они так и не научились мне доверять. Оскорбившись очередному шквалу претензий, я решил исполнить их просьбу и спуститься вниз, н е дожидаясь детей. Они, возможно, обрекали меня на мучительную гибель, ведь волшебной палочки у меня не было. Мне оставалось только надеяться. Спустившись вниз, я обнаружил страдающее существо, которое и было нашим главным противником – древним боггартом. Его мучения были так страшны, что я испустил ужасающий по своей пронзительности вопль сострадания. Боггарт был поражен моей душевной силой и способностью сопереживать его горю. Ему хотелось как-то утешить меня, как и мне его. Но если я ничем не мог помочь страдающему существу, ибо даже найденного артефакта мне дети не дали, то Боггарт вполне мог помочь мне. Он указал мне на малюсенькую потайную дверь в кухне, откуда при помощи стуков и шорохов я попал в потрясающую кладовку. Чего там только не было. И солонина, и пироги, и пудинг, Окорока и колбасы, целые бочки конфеток Берти Боттс и ящик шоколадных лягушек. Прекрасные вина и бочка сливочного пива были в моем распоряжении. Негоже добру пропадать, и я решил немного подзадержаться в радушной хижине. Тем более что в какой-то момент празднования ко мне присоединился и сам хозяин, древний боггарт, которому детишки отдали все его артефакты. Он был лишен возможности поглощать эти прекрасные продукты, но очень нуждался в интересном собеседнике, а уж лучшего рассказчика историй, чем я, и не придумать (особенно после пары кувшинчиков красненького). Не помню, сколько по времени я провел в кладовке, но проснулся я уже на свежем воздухе возле хижины, с очень сильной головной болью. Помахав на прощание приветливому домику, я отправился на поиски новых приключений.


С любовью, вечно ваш,
Эрнест Додо.

Книга отпечатана на оборудовании независимой газеты Люциуса Малфоя "Оракул".





В начало страницы