Концепция игры
Заявки, взносы, база
Непростительные действия
Обновления на сайте
ХС - 15 лет спустя

Трансфигурация
Актуальные зелья
Таблица ингредиентов
Игровое волшебство
Чары. Разговорник
Непростительные заклинания
Ментальные Чары
Магические перемещения
Монстры

Сами-знаете-что
Экономика
Квиддич
Колдомедицина
Смерть в анфас
Смерть в профиль
Волшебный этикет
Tрадиции

Устав Хогвартса
Строго запрещено
Преподаватели
Выпускники
Аспиранты
Школьный стафф

Список необходимого
Учебная форма
Система оценок

Гриффиндор
Рейвенкло
Хаффлпафф
Слизерин

Кабинет Министра
Геральдическая палата
Дип. Корпус
Ежедн. Пророк
Учета редких способностей
Охраны правопорядка
    Аврорат
    Азкабан
Маг. Перемещений
Маг. Исследований
В розыске

Отдел Тайн

Три метлы
Хогсмид
Мемориальная доска

Уголовный Кодекс
Указы и постановления
Закон об Аврорате
Дуэль. Краткий кодекс
Комментарий к Дуэльному кодексу

Учебная литература
Дневники и письма
Квиддичные карточки
Генеалогии
Колдографии

Бомбарда Максима
Ежедневный пророк
Квибблер
Оракул
Ведьмополитен

Господин директор!

Настоящим письмом я уведомляю Вас о своем увольнении с поста завхоза школы чародейства и волшебства "Хогвартс", начиная с 25 декабря 1991 года. Точным моментом является сдача Вам ключей от школы. Сегодня, 27 декабря 1991 года, я пишу Вам это письмо из Северного Лондона, чтобы еще раз в письменном виде изложить мотивы увольнения. Я прошу прощения у Вас за свой слог и корявость изложения, но таланты старого Филча не лежат в плоскости речи.

Господин директор!

Вы прекрасно осведомлены о моем недостатке. Курс скоромагии, к сожалению, пока не дал никаких результатов, но я надеюсь, что появившееся у меня свободное время поможет мне наконец заняться исправлением моей проблемы. Но пока она не решена. Господин директор! Когда Вы или господа преподаватели разговаривают со студентами, Вас защищает не только авторитет Хогвартса, но и ваша репутация умелых и могучих волшебников. Меня же - только авторитет этой школы. По моему примеру Вы можете заключить, насколько низко пал авторитет этой школы. До этого рождества я не припомню случаев нападения на персонал. За это рождество я был атакован четыре раза и профессор Снейп - один раз. Я боюсь, господин директор, что это только начало.

Господин директор!

Общаясь с учениками, я чуствую себя магглом-укротителем, входящим в клетку со тиграми. Каждый из тигров может разорвать его на куски, но он командует ими, благодаря уверенности в себе и не знанию тиграми того факта, что тигр сильнее укротителя. Для воспитания лошадей применяется прием - пока они всего лишь жеребята, хозяин поднимает их на руки. Глупые лошади уверяются, что хозяин больше их. Когда ученики с детства запоминают м-ра Филча как того человека, который в любой момент может за ухо оттащить их в спальню, они проникаются уверенностью в моем превосходстве. Когда же тигр попробует крови укротителя, его больше никогда не выпустят на арену - отныне его место в зоопарке, поскольку он знает, что сильнее укротителя. М-р Эйвери запомнил это, и навсегда останется с ощущением вседозволенности. М-р Крэбб, кстати, принес мне извинения - по собственной инициативе, и это снимает с него все претензии в моих глазах. Но ноги моей не будет в этой школе одновременно с м-ром Эйвери, а также с семикурсниками Слизерина, нап адавшими на меня и миссис Норрис.

Господин директор!

Почему на бал, вопреки неоднократным решениям, допускались все подряд? Не было ли от века в этой школе установлено: только старшие курсы, и только парами? Младшие курсы - только если их пригласят старшие.

Господин директор!

Чему мы учим этих учеников? Только вседозволенности. Каждый раз прощая им все, кого мы растим из них?
Что вырастет из мальчика и девочки, которые в 11 лет получают индульгенцию от обязанности соблюдать отбой? Не станут ли они в 18 лет считать себя солью мира?
Что вырастет из мальчика, который в 11 лет получает разрешение от декана делать в этой школе все, что пожелает нужным? Не станет ли он в 18 лет считать, что он может делать все, что хочет в этом мире?
Что вырастет из мальчика, который в 11 лет каждый вечер пьян, как свинья? Не станет ли он в 18 лет алкоголиком?
Что вырастет из мальчика, который в 11 лет хочет философского камня сильнее, чем дружбы и любви? Ради чего станет он предавать друзей в 18 лет? Что вырастет из детей, которых в 11 лет директор публично освобождает от отработки, назначенной мной одновременно с профессором? Чьи авторитеты признают он после школы?
Что вырастет из вашего любимчика, если он в 11 лет ощущает себя спасителем рождества, не пошевельнув пальцем? Сможет ли он пошевельнуть пальцем ради спасения мира?
Что вырастет из детей, которые в 11 лет не пускают своих старост в спальню? От кого отгородятся они в будущем?
Что вырастет из девочки, которая в 11 лет считает, что правила на нее не распространяются, и публично посылает всех, кто посмеет ей на это указать? Если "главный положительный персонаж" чувствует себя вправе на это, почему мы удивляемся, что "Ступефай Ультима + черепно-мозговая травма" не мешает м-ру Маккею через две минуты встать и ходить? Не это ли причина того, что через семь лет на арене Ловца Душ будут мошенничать почти все пары?
Почему мы учим их, что "распутать квест" и "рассказать все Поттеру" есть главная цель жизни? Почему не сказать волшебному мальчику, что одно неуважительное слово, сказанное другу, перевешивает на чаше весов его сомнительную победу? А потому через 7 лет, из вашей школы начнут выходить люди, которые будут ценить победы в сомнительных турнирах больше, чем жизнь близких людей.

И самое страшное, г-н директор, что мы не смеем винить за это их - они ведь всего лишь продукт нашего воспитания.

Господин директор!

Распоряжение профессора Снейпа отвадить от философского камня всех, кроме чудо-мальчика, глубоко ранило меня в сердце. Я не понимаю, почему мы вправе предать всех, кроме этого особенного мальчика. Я понимаю, что Вы и профессор Снейп возлагаете на этого мальчика особые надежды, но Вы не можете ради этого отдать ему камень, потому что когда придет время выполнить возложенную на него обязанность, он будет ждать, что победа упадет на него с неба - а Известное Вам Лицо - не из тех, кто готов легко расставаться со своими завоеваниями. Чтобы воспитать из этого мальчика того, кто лучше всех, мы должны с самого детства скрывать от него этот факт - Ваше решение отправить его к Дурслям было обосновано именно этим.

Я уже заканчиваю, господин директор. Я мог бы писать долго-долго, но миссис Норрис настойчиво требует, чтобы я прекратил и уделил ей внимание. Не беспокойтесь за меня, г-н директор, я наконец почуствовал, что спокоен и свободен.

З.Ы. Я прошу, чтобы никакая часть этого письма не была воспринята как претензия к, скажем, воронам. К воронам я испытываю лишь чуство глубокой благодарности за их великий труд по созданию этой сказки.
З.З.Ы. Я искренне благодарю всех за их игру. Других претензий, кроме высказанных (здесь и лично) у меня нет. Игра удалась.

Ответная записка профессора Дамблдора:

Г-н Филч!
Как я уже говорил вам устно, я не принимаю вашего увольнения. Считайте себя находящимся в бессрочном отпуске.
А.Д.







В начало страницы