Концепция игры
Заявки, взносы, база
Непростительные действия
Обновления на сайте
ХС - 15 лет спустя

Трансфигурация
Актуальные зелья
Таблица ингредиентов
Игровое волшебство
Чары. Разговорник
Непростительные заклинания
Ментальные Чары
Магические перемещения
Монстры

Сами-знаете-что
Экономика
Квиддич
Колдомедицина
Смерть в анфас
Смерть в профиль
Волшебный этикет
Tрадиции

Устав Хогвартса
Строго запрещено
Преподаватели
Выпускники
Аспиранты
Школьный стафф

Список необходимого
Учебная форма
Система оценок

Гриффиндор
Рейвенкло
Хаффлпафф
Слизерин

Кабинет Министра
Геральдическая палата
Дип. Корпус
Ежедн. Пророк
Учета редких способностей
Охраны правопорядка
    Аврорат
    Азкабан
Маг. Перемещений
Маг. Исследований
В розыске

Отдел Тайн

Три метлы
Хогсмид
Мемориальная доска

Уголовный Кодекс
Указы и постановления
Закон об Аврорате
Дуэль. Краткий кодекс
Комментарий к Дуэльному кодексу

Учебная литература
Дневники и письма
Квиддичные карточки
Генеалогии
Колдографии

Бомбарда Максима
Ежедневный пророк
Квибблер
Оракул
Ведьмополитен

Весенняя сессия (Екб-Миасс-Тургояк)

Начиналось все просто плачевно. Нас было семеро, и мы опоздали на поезд. Из Питера до Вологды, пытаясь догнать наш поезд, мы добирались трассой, на фурах, иначе мы никуда не могли поместиться. Опоздали. В Вологде мы просидели на вокзале весь день, прежде чем смогли купить билеты на поезд до Екатеринбурга. Потому что билетов просто не было! Хвала Мерлину, удалось напроситься к проводникам. А все это время Питер, Москва и товарищи на полигоне, которые уже были в курсе о наших злоключениях, ставили на нас ставки: доедет Слизерин на игру или нет? Опоздав на сутки, мы все-таки добрались до Миасса. Настрадавшись в пути и натерпевшись всяких бед, Слизерину уже было не страшно ничего.

Мы ввалились на полигон с дикими воплями: «Слизерин приехал! Теперь берегитесь!» Неожиданно нас встретил первый артефакт полигона: ЛОСЬ. Просто лось… Статуя. Двух значений быть не могло и мы однозначно сошлись во мнении, что Поттер – лось. Далее события игры просто закружили безумным водоворотом эмоций и приключений. Постараюсь рассказать кратко. В первый же вечер опоздавшим слизеринцам была назначена отработка по зельям. Естественно. Наварили умиротворяющего бальзама и, не отходя от кассы, тут же умиротворились им. Декан знает, какие зелья варить! Затем был факультатив по алхимии. Профессор Снейп вещал о философском камне и о сути алхимика. И на фразе о Сами-знаете-ком, в кабинете упала и погасла свеча. Мы не придали этому значения, как вдруг раздался дикий грохот, и чьи-то тяжелые приближающиеся шаги, наполнили всю аудиторию зловещим ужасом. Дверь открылась – на пороге стоял Филч. «Профессор Дамблдор сказал, что в школе есть крысы. Я их ищу». Вся аудитория в шоке. Профессор Снейп сказал, чтобы Филч удалился и не пугал учеников производимым шумом.

После этого мы сидели в гостиной Слизерина и строили планы как нам попасть к Люциусу Малфою на занятие «по генетике». Но Министерство и Дамблдор не дали нам даже возможности выйти. Все ночи игры у дверей Слизерина был патруль из работников министерства, дабы дети не шалили. А потом и вовсе Коллопортус Максима. В первую ночь мы попытались выйти парами. Под предлогом посещения тайного места. Первыми пошли я, ваш покорный слуга, и Алисия МакНейр. По дороге к запретному лесу нас перехватил профессор Люпин. Почти хором, мы сказали, что идем за спальниками в кабинет зельеварений. На что он сказал, что проводит нас. Каково же было наше «удивление», когда спальников там не оказалось. Мы хотели удрать, но профессор Люпин вознамерился проводить нас до гостиной. Делать нечего – наша миссия провалилась, но не моя. Моя-то еще одна цель была – стать анимагом и учиться этому как раз у профессора Люпина. И тут такой случай. Отправив Алисию в гостиную, я принялся сбивчиво объяснять профессору свое желание стать анимагом. Это звучало как идиотская отмазка, с целью оправдать нашу неудачную ночную вылазку, но я сумел доказать профессору истинность и серьезность своих намерений. В общем, в эту же ночь и состоялся мой первый факультатив по анимагии. За что я до сих пор безмерно благодарю профессора Люпина. За его объяснения, за его рассказы, за практикум. Ходить ночью по запретному лесу без фонарика, слышать, видеть, ощущать при этом больше, чем обычный человек. Показав на практике, что я не совсем запущен, я доказал профессору что могу стать анимагом, хотя как он сказал – это врожденные способности. Наверное, с этих самых пор профессор и взялся опекать злосчастный Слизерин, запираемый на ночь в гостиной и меня в том числе. За что ему безусловная и лично моя признательность.

На следующий день я решил, что времени и так остается мало и надо бы попрактиковаться в чарах. К слову сказать, все лекции Слизерина проходили совместно с Райвенкло, и не очень удивительно, что я подружился с тамошними старостой и еще одним учеником, по-моему Роджером Дэвисом (если я ошибаюсь, поправьте меня и скажите их имена, пожалуйста!). Впрочем, на игре я обращался к ним исключительно: «Эй, Райвенкло» ?. Так вот выловить профессора Филиуса Флитвика (он был просто великолепен!!!) на индивидуальные занятия по чарам оказалось не так просто. Я ждал его часа два. Хвала Мерлину, Роджер и староста Райвы присоединились ко мне и мы начали тренировки самостоятельно. Часа два мы с Дэвисом глушили друг друга без остановки, а их староста поочередно откачивал нас. Обязательно хочу отметить, что ЧАРЫ на этой игре были нечто невероятное! А профессор Флитвик, их показывающий, просто изумителен в своей неповторимости. К исходу второго часа профессор явил нам свой лик, и мы отправились экзаменоваться. Дуэль с профессором , дуэль с Роджером. Превосходно. Это до сих самые изумительные воспоминания о полигоне. Особенно когда профессор рассердился на Райвенкло, за то, что его ученика все-время побивает представитель Слизерина, и чуть не лишил свой факультет баллов. Впрочем, Слизерину за это дополнительных баллов он не присвоил. После экзамена мы располагали не просто спелл-буком, а защитой класса Максима по всем заклинаниям, и вип-заклинаниями. После этого мне было ни черта не страшно шататься ночами по запретному лесу.

Приближался бал. А вместе с ним и слухи о возможном вторжении в Хогвартс УпСов. Вместе со Снитчем из Гриффиндора и вышеупомянутыми уже Райвенкло, мы подготовили музыкальное сопровождение – эффект был! На всю округу из зала доносилась музыка. Камилла Уилкисс – была само очарование. Танцевать с ней было честью для меня. Впрочем, потом я отвлекся, и мы танцевали с Дэвисом, уж сколь мы оба оказались танцорами бальных танцев. Да, да именно оба. Не смущайтесь. Профессор Дамблдор на это всегда высказывался: «А какая в попу разница» (с). А что делать?

После бала приключений катастрофически не хватало – и мы решили поговорить с призраками. Первое привидение, которое нам удалось пообщать с Грегом Монтегю – ничего нам не открыло, хотя уже стало известно о гибели Алекса Эйвери и о Гермионе Грейнджер, которая находится в коме. А мы заперты! На пороге Министерство. Привидение забрал Дамблдор, зашедший пожелать нам «спокойной ночи», и мы остались без последнего источника информации. Делать нечего, я подолбился ногами в стену, соседствующую с Гриффиндором, с вопросом: «А нет ли у Вас, господа гриффиндорцы, случайно какого-нибудь привидения в гостиной?» Привидение там было, но послать его к нам они не могли, говоря, что оно не уходит. Тогда я сказал по-простому: «Пошлите его на х… в Слизерин!» (экзорцизм! Моя прелесссть) Привидение честно пыталось пробиться к нам в гостиную, но господа Министерцы почему-то решили, что все привидения желают лишь одного: выманить студентов из гостиной на ночь глядя, прямой дорогой к УпСам. Привидение полезло в окно, мы дружно его вт ащили. К слову это был Фред Уизли с прошлой сессии. Он чудо. Вот он-то и рассказал мне о таинственном черном ритуале. Этот ритуал провели каркаровцы. Итог: душа Грейнджер запечатана в камне, сама Грейнджер валяется в коме, и второе «я» профессора Люпина симпатической связью на крови также находится в каменном плену. И что Грейнджер, если ей не вернуть ее душу, умрет в полдень следующего дня, а если пытаться воздействовать на камень магически – то можно убить профессора Люпина! А само привидение более слова не имеет, потому что добрый Дамблдор вселил ее в тело умершей дурмштранговки и завтра она будет нашим врагом. Вот тут-то я и заметался, а выйти–то не могу! На пороге министерство. Пытался послать сову профессору Люпину. В итоге слег совершенно невменяемым в кровать (у меня к тому времени поднялась температура и я заболел). Уснуть я не успел, ибо каким-то чудом в гостиной Слизерина материлизовался профессор Люпин. Схватив своего верного ученика за шиворот, он провел меня сквозь коридор, и мы пошли в лес. К к амню. Опять же чудом Люпин ухитрился украсть ритуальный камень с душой Грейнджер у каркаровцев. Сам он практически ничего не знал, ни о ритуале, ни о привидении. Ни о чем. Что же я только не делал с этим камнем, пытаясь решить загадку. Это чертовски сложно, когда на кону стоят две жизни, и ты в ответе за свое решение, и твое решение может кого-то погубить. Задача была совершенно шикарная и сложная. Я по камню и палочкой стучал, и взором анимага на него смотрел, и пеплом-то посыпал и выл даже от разочарования. Ни-че-го! И Люпин упорно ничего не говорит. Делать нечего, совершенно разбитый я возвращаюсь в гостиную (уже рассвело). А с утра я пришел к единственно правильному решению. Сделать что-то не одному, но вместе. Пошел искать Гриффиндорцев – единственная кого я там знаю, была Кэти Белл. И вот я рано утром начинаю орать под окнами гостиной Гриффиндора, чтобы мне ее позвали немедленно. Что дело касается жизни Грейнджер. На вопрос одного из гриффиндорцев, а почему я не расскажу информацию, например ему: я ска зал, что доверяю только Белл. Она явилась, и я рассказал ей все обстоятельства дела. Тут подошел профессор Люпин и погнал меня на ЗОТИ. А гриффиндорцы рванули к Дамблдору. Ну и естесственно он тут же разрулил ситуацию. К окончанию ЗОТИ Гермиона появилась жива и здорова. Сообщу для тех, кто беспокоился так же как я – с профессором Люпином ничего не случилось. Симпатическая связь подобного характера не действовала по простой причине – кровь, попавшая на камень, находилась во владении самого Люпина, который взял камень, и не было темного мага, который мог причинить вред через эту связь. Все разрулилось более менее. Прощаться с игрой было не просто тяжело, а чертовски тяжело!

ОГРОМНОЕ СПАСИБО!
Проф. Снейпу за алхимию, за зелья, Вы – наш Декан, Вы – наше ВСЕ!!!
Проф. Люпину за уроки ЗОТC, за непревзойденный курс анимагии (никто не мог повторить этого), за то, что я теперь слышу, вижу и понимаю гораздо больше, за доброту Вашу и за человеческую теплоту!
Проф. Флитвику за чары, таких потрясающих которых больше не будет никогда и нигде. Приехав на Питерскую поттеровку, люди, которые учились у Вас, профессор Флитвик, все равно применяли только Ваши чары. Они самые лучшие!
Проф. Макгоннагалл за интересные занятия, игровые и веселые!

НИЗКИЙ ВАМ ПОКЛОН, ДОРОГИЕ ПРЕПОДАВАТЕЛИ!

А также моим друзьям: Слизеринцам ВСЕМ-ВСЕМ-ВСЕМ, а особенно Драко Малфою, Теодору Нотту, Панси Паркинсон, Камилле Уиллкисс, Эдриану Пьюси, Грегу и Аните Монтегю, Алисии МакНейр, Теренсу Хиггсу, Блейчли Майлзу!
Кроме того: Роджеру Дэвису, старосте Райвенкло, Кэти Белл, Пивзу, Грюндевальду, Фреду Уизли (призраку), Снитчу.






В начало страницы