Концепция игры
Заявки, взносы, база
Непростительные действия
Обновления на сайте
ХС - 15 лет спустя

Трансфигурация
Актуальные зелья
Таблица ингредиентов
Игровое волшебство
Чары. Разговорник
Непростительные заклинания
Ментальные Чары
Магические перемещения
Монстры

Сами-знаете-что
Экономика
Квиддич
Колдомедицина
Смерть в анфас
Смерть в профиль
Волшебный этикет
Tрадиции

Устав Хогвартса
Строго запрещено
Преподаватели
Выпускники
Аспиранты
Школьный стафф

Список необходимого
Учебная форма
Система оценок

Гриффиндор
Рейвенкло
Хаффлпафф
Слизерин

Кабинет Министра
Геральдическая палата
Дип. Корпус
Ежедн. Пророк
Учета редких способностей
Охраны правопорядка
    Аврорат
    Азкабан
Маг. Перемещений
Маг. Исследований
В розыске

Отдел Тайн

Три метлы
Хогсмид
Мемориальная доска

Уголовный Кодекс
Указы и постановления
Закон об Аврорате
Дуэль. Краткий кодекс
Комментарий к Дуэльному кодексу

Учебная литература
Дневники и письма
Квиддичные карточки
Генеалогии
Колдографии

Бомбарда Максима
Ежедневный пророк
Квибблер
Оракул
Ведьмополитен

Хогвартс.

День первый.

Старший курс заезжал в Школу отдельно и гораздо раньше младшего. В результате чего из особенно запомнившегося было приведение гостиной в должный вид и дошивание мантии Теодора Нотта. Мантию подшивали вчетвером, в конце концов каждая очень хотела расписаться на ней вместе со словами, что она думает о мантии и о Нотте. Все утро пробегали какие-то люди с одним и тем же вопросом – «где профессор Снейп». В середине дня, когда все разбежались, пришел Снейп и спросил где все.

Торжественный ужин и Распределяющую Шляпу переносили несколько раз и по нескольким местам. В итоге все-таки собрались. Кучка запуганных Хагридом и прочими встречающими абитуриентов сгрудилась в одном углу, факультеты рассредоточились по четырем группам, Шляпа начала распределение. Показательно, что все блондинки ушли на Гриф… но об этом больше сокрушался мистер Розье. А у нас в итоге было пятеро младшекурсников. К концу семестра их, правда, стало четверо.. вот интересно, сколько до диплома доживет?

Дальше все разошлись праздновать по гостиным. И мы наконец-то посмотрели на то, что нам досталось. Дела были не так уж плохи, но время покажет. Пришел Нотт, прочитал лекцию младшекурсникам. На двенадцать было назначено открытие турнира фамильяров, поэтому закруглись с лекциями, пошли смотреть.

Я не собиралась в этом участвовать. Я вообще слабо представляла, что это и зачем – та не очень внятная заметка в газете, которую я бегло просмотрела не давала нужной или заинтересовывающей информации…

Просто после открытия подошел Пьюси и спросил.

А я ответила да. Почему – я поняла только через некоторое время, когда разобралась, что же я хотела бы от результата.

Первый этап турнира заключался в том, что зарегистрировавшаяся пара разбиралась, кто из них фамилиар, кто маг, какую форму фамилиара они выбирают и как провести ритуал. Делать все надо было скрытно, что бы никто не узнал, кто участвует в турнире.

Без четверти четыре нас около отдела Тайн ждал мистер Соул с мадам Розмертой для подтверждения и окончания регистрации.

А комендантский час в связи с праздником начался позже, но все равно был в час ночи.

Так я в первый раз выбиралась из Хогвартса в неурочное время. Самое странное, что меня ни разу за все мои вылазки так и не засекли.. кажется. В общем, добралась я до Хогсмида, нашла Пьюси, и мы аппарировали к холму отдела Тайн. Вернулась я часов в пять утра…



День второй.

Утро добрым.. и так далее. Особенно если лег ты в пять утра, а первая пара в девять. Да еще и Травология. Да еще и топать в Запретный лес. И искать сосну, которая плодоносит яблоками. И апельсинами.

В общем, не самое лучшее утро в моей жизни.

Старостами были Милисента и Маркус Флинт. Маркус… ну да, тогда еще Маркус… переводился в другую школу из Хогвартса, а потом вернулся к нам в этом семестре.

И ведь никто ничего не заподозрил. Даже после того, как я поговорила с его тетей и она сказала, что не помнит такого, чтобы она грозилась ему лишить его наследства. А ведь он достаточно громко об этом жаловался. Но… иногда лучше не делать выводов. Я счастлива, что ни о чем не догадалась. Глупость тоже бывает полезна для здоровья.

Я даже до библиотеки успела добраться, где нашла информацию о ритуале, который нам надо было провести. Ингредиентов нужно было масса. А еще необходимо было полностью доверится Пьюси. И вот тут встал вопрос – а зачем мне это надо и что я вообще тут делаю…

Выигравшая Турнир пара получала возможность открыть Дверь. Что за ней – не знает никто, а кто знает, тот молчит… появляется раз в сто лет, место каждый раз новое.

И тут мне стало несколько.. страшно. Потому что были подозрения, что могут загадать вечно спасающие мир представители факультетов… Я поняла, что хочу дойти до Двери, чтобы до нее не дошел кто-то еще. Пьюси, на удивление, хотел практически того же. В итоге целью стало – не открывать Дверь.

А вечером ливанул дождь. И испортил столько планов… не только нам. В гостиной сварили булавочное зелье. Рассуждали, что же подразумевают все под словосочетанием «как же это по-слизерински», пришли к выводу, что так, как никому не нравится. Пришел Нотт, у которого на следующий день было день рождения, попросил не устраивать того же, что было в прошлом году. И быстро ушел… А мы напились булавочного зелья и устроили оргию. Никогда не прощу Милисенте, что она добралась до булавки Флинта раньше меня



День третий.

Утро. Уроки. Младший курс терпеливо сносил издевательства старшего и постоянно убирался в гостиной. Хотя бардак там был все равно, на тему чего нам устроила выволочку мисс Паркинсон, так же сообщив нам, что профессор Снейп обозвал факультет борделем, что недопустимо. С чего бы это вдруг, конечно, ну да ладно, ей, видимо, виднее… На Трансфигурации предлагали изменить сосну в зубную щетку, а доброту – в другое качество. Самые злобные идеи поступали от Грифиндора, что было, в общем-то, закономерно. Их ведь никогда ни в чем не подозревают. Они могу говорить действительно что думают.

Получила разрешение профессора Огдена на одну из книг из запретной секции библиотеки. Стало страшно.

Матч по квиддичу с командой Грифиндора. Они выиграли, но снитч поймали мы. А я поняла, что такое ритуал по созданию голема – это квиддич. Когда песок снаружи, песок внутри, и песком ты дышишь, то есть кашляешь.

Вечером надо было добраться до места проведения ритуала. Но неудовольствие мисс Панси вызвал де Алькарель, а ее неудовольствие – это наша проблема, потому что.. в общем, потому что. Собрались всем факультетом на маленький междусобойчик…последним входил Маркус Флинт.

Который больше не выглядел как Маркус Флинт.

А выглядел на удивление похожим на Рабастана Лестренджа. И вот сидим мы тихо-тихо, Рабастан пьет чай, ведет беседу на тему того, что мы все уроды, но кто-то подает надежду… поигрывая палочкой. Стук в дверь. Рабастан выдает просто фразу, ставшую девизом всей сессии… «Гостиная Слизерина закрыта, идите на хуй!». На что ответ – «это профессор Дамблдор»...

Тут надо сделать некоторое отступление и пояснить, кто такой профессор Дамблдор. Директора Хогвартса, Альбуса Дамблдора убили на прошлой сессии. И кажется, тот же Рабастан. Профессор Дамблдор этой сессии – это Аберфорц, его брат, преподающий у нас ЗОТС. Ах да. Сквиб. Моральный урод. Ну и прочее, прочее, прочее.

Так вот, если вам говорят, что не надо куда-то входить, то лучше этого не делать. Рабастан открывает дверь – селенциум, морфеус, мобиликорпус спящее тело профессора.

А затем… ну да, слухи об этом и так как-то просочились на весь Хогвартс. Он поворачивается к нам и спрашивает, убить его или нет.

Скажешь «нет»… и, в общем, понятно.

Слава Мерлину, что он еще не заставил это делать нас.

А я впервые в жизни увидела, как выглядит Авада.

После чего Рабастан нас покинул наводить панику на Хогвартс.

Вот честно, на следующий день рождение Нотта я запрусь в спальне. Наверное.

Все в несколько… неспокойном состоянии, но мне-то надо выбраться из Хогвартса. Вылезаю в окно… выбираюсь из Школы… дохожу до «Трех Метел», где у меня назначена встреча с Пьюси… и попадаюсь на патруль авроров. Меня отправляют обратно в Школу, но благо сопровождающий аврор оказался выпускником Слайза.

В общем, я попала в Три Метлы, Пьюси напоил меня коньяком и мы аппарировали к месту проведения Турнира.

Очень жаль, что мы сложились на последнем задании ><. Химерой мне быть понравилось…

Вернулась в Хогвартс я в начале четвертого.



День четвертый.

Уроки. Слухи. Зелье Заветного желания на уроке Зельеварения. Нас всех вставило так, что мы проржали всю Историю магии. Три раза извинившись перед преподавателем, конечно. Потом мне от него стало плохо, потому что в моем зелье явно было что-то не так. Оно должно действовать на ментальное тело, помогая понять, что же является заветным желанием. А на меня подействовало так, что я чувствовала, что чего-то хочу, а вот чего – понять не могла. Спасибо мисс Паркинсон, посоветовавшей, что сделать. Иначе на матч с Рэвенкло я бы не вышла… опять песок, опять песок… а в душ я снова не успела. Возникла идея, что моим сокровенным желанием могла быть булавка профессора Огдена, но от идеи быстро отказалась. Как он узнал?!… Надо было написать сочинения по Теории Магии, по Истории Магии, подготовится к экзаменам по Зельям, по которым мне надо было сдать еще и СОВы, и Трансфигурацию… в общем, экзамены. Эльдар де Алькарель выпил андрогинку, девочка из него получилась забавная. Зачем он это сделал – отдельный вопрос, достаточно см ешной, если бы не был таким трагичным. Благо к вечеру все разрешилось, можно было поздравить его с рождением наследника…

Тем временем параллельно шли разбирательства в Визенгамоте. Началось все с того, что мистера МакНейра обвинили в совращении несовершеннолетней. Затем Нотта обвинили в похищении авроров. Затем профессора Снейпа… ой, в чем его только не обвиняли. Так они все курировали между Азкабаном и больницей Святого Мунго. Розье, бывший адвокатом то одного, то другого, жаловался на авроров – они сначала кастовали, а потом извинялись. Вносились предложения штурмовать Азкабан. Розье предположил, что с такими раскладами, видимо, изнутри. Теодор Нотт умудрился достать из Распределяющей Шляпы меч Годрика Грифиндора и порубать половину Азкабана. Если вспомнить, в чьих добрых доспехах ходит Рабастан Лестрендж, возникает много вопросов, у кого же из факультетов действительно больше прав на портрет Годрика как обладателей большего количества внутренних качеств. Отвратительно. Слизерин должен быть Слизерином, но только когда Грифиндор – Грифиндор, а не… в общем, ладно. Не все в порядке в добром Грифиндоре, короче. Добро в условиях в оенного положения – страшная вещь. Гораздо хуже, чем Темная магия.



День пятый.

Не знаю, каким образом, а главное, ЗАЧЕМ воскресили профессора Дамблдора. Видимо, там его тоже не хотели… Сдала Чары. Профессор Финиган отказался показывать маледициро ультима, а жаль. Говорят, в его исполнении оно непередаваемо. Травологию все сдали днем раньше, экзамен по Зельеварению у всего старшего курса стал очень красивой лекцией выпущенного ненадолго профессора Снейпа. Свечи, музыка, темный класс подземелий. Он назвал это последней лекцией и вернулся в Азкабан. Было… тяжело. Как сказал не буду говорить кто, «я уже не знаю, кому бы тут предложить булавку, чтобы Снейпа выпустили». Булавка, к сожалению, тут не помогла бы.

Вместо Розье утром обнаружили горстку пепла. Пропал Эльдар де Алькарель, говорили, что его нашли над телом почти мертвой Алии Ледум. Профессор Огден был в больничном крыле с кинжальной раной. На Азкабан прошедшей ночью нападала стая оборотней.

А мы сдавали экзамены, смерть же не освобождает от сдачи экзаменов, ни профессоров, ни студентов.

Сдала СОВы по Зельям, при чем сдала отвратительно. Как и Чары, в общем-то.

Матч с Хафлпафом. У нас четыре человека… в общем, отказались от матча, им засчитали автоматическую победу. Благо, школьных баллов не добавили, но как оказалось позже, это все равно было бесполезно…

На Хогсмид напали дементоры, инфери и упыри. Самое забавное – в этот момент у меня как раз была шоколадка в руке… благодаря чему я и продержалась так долго. Пьюси покусали инфери, мобиликорпусом его до Мунго... Милисента выдирала Падму Патил из лап упыря, пока на последнего кастовали инсендио…Северина удирает от упыря, тот нападает на бросившегося наперерез аврора, грызет. Северина разворачивается и запрыгивает на него со спины, мешая грызть дальше. Восставший Даблдор кастует на них неименное инсендио максима, идиот, вследствие чего горят все… мобиликорпусом Северину до Мунго и складываюсь там же от такого большого количества патронусов.

Последнее, что видела, ковыляя из Мунго в Хогвартс в поисках мадам Помфри – в Мунго раненых складывали штабелями, а помощи почти не было – профессор Огден над упырем. Потом там стало тихо…

Раненых отлечили, а вечером был бал. Отлежались, напились Глотка Наджеды. Доковыляла до экзамена по Теории Магии, сдала. Слухи, что де Алькареля убили. В гостиную пришел Снейп с сопровождением из авроров. Вопрос Северины - «Профессор, я сегодня спасла аврора от упыря, вы за это баллы добавите или снимите?»… Привести себя в порядок, доковылять до бала. Смотреть, как Милисента, Блейз, Северина и Панси танцуют то, что было в прошлом году. Вспоминать. Был Малфой, Касандра, Алисия…пропали. Нотт в Азкабане. Сами виноваты, конечно. Но… но. Кто сказал, что до диплома доживем мы? Жана-Поля и Эльдара уже нет.

По очкам мы лидировали. Мы работали на это весь семестр.

И на балу Кубок Школы вручается… Грифиндору. Весь Слизерин встает и выходит из зала, забрав портрет Салазара и знамя.

В каком мы были бешенстве – сложно сказать. Вынесли свечи и музыку, устроили личный бал возле гостиной. Милисента ушла узнавать раскладку по баллам. По Хогвартсу прошла Волна Забвения, и все забыли самое важное дело дня. Очень удивилась, увидев в зачетке оценку за СОВы. Вернулась Милисента, в бешенстве. Профессор Дамблдор перед входом в бальный зал посмотрел баллы, увидел, что Слайз лидирует, и снял 50 очков. Как он выразился – за неявку на экзамен. Это при том, что к нему подходили два раза, он перенес экзамен сначала на после обеда, а потом – на следующий семестр. Не говоря уже о практике старшего курса в Хогсмиде… Милисента вызвала его на дуэль. «Рабастана на него нет!». Отказались от идеи бросать подсвечником в гостиную Грифиндора. Рассказали подвернувшейся Грейнджер о произошедшем. Через полчаса Грифиндор пришел к гостиной приносить Кубок. Но нам не нужна была красивая чашка в гостиной. Нам нужно было торжественное вручение. То есть было поздно… Когда Слизерин начал решать истинно грифиндорский вопрос, с тало… и смешно и грустно. У нас был, кто виноват. А вот что было с ним делать?



День шестой.

Сборы… в очередной раз в Мунго. Ахелитус Максима – это неприятно. Еще раз получится нечто подобное – и младший курс я закопаю собственноручно. Прощания, обещания… Второй раз, это совпадение? В прошлом году на осенней сессии в день рождения Нотта появился Рабастан и убил Дамблдора. В этом… то же самое. Благо, Эйвери в этот раз не умер, и мы пока идем все-таки по спирали, а не замкнутому кругу.

Ощущение, что ничего не закончилось. Все только начинается, нас ждет следующий семестр… А этот закончился тем, что староста Грифиндора завязывал мне шнурки.






В начало страницы