Концепция игры
Заявки, взносы, база
Непростительные действия
Обновления на сайте
ХС - 15 лет спустя

Трансфигурация
Актуальные зелья
Таблица ингредиентов
Игровое волшебство
Чары. Разговорник
Непростительные заклинания
Ментальные Чары
Магические перемещения
Монстры

Сами-знаете-что
Экономика
Квиддич
Колдомедицина
Смерть в анфас
Смерть в профиль
Волшебный этикет
Tрадиции

Устав Хогвартса
Строго запрещено
Преподаватели
Выпускники
Аспиранты
Школьный стафф

Список необходимого
Учебная форма
Система оценок

Гриффиндор
Рейвенкло
Хаффлпафф
Слизерин

Кабинет Министра
Геральдическая палата
Дип. Корпус
Ежедн. Пророк
Учета редких способностей
Охраны правопорядка
    Аврорат
    Азкабан
Маг. Перемещений
Маг. Исследований
В розыске

Отдел Тайн

Три метлы
Хогсмид
Мемориальная доска

Уголовный Кодекс
Указы и постановления
Закон об Аврорате
Дуэль. Краткий кодекс
Комментарий к Дуэльному кодексу

Учебная литература
Дневники и письма
Квиддичные карточки
Генеалогии
Колдографии

Бомбарда Максима
Ежедневный пророк
Квибблер
Оракул
Ведьмополитен

Хогвартс. Отчет. Часть № 1.

Я вылетела в Питер 25го августа. Моя «сестрица» Морейн (она же Мойра Синвелл-Флинт) должна была присоединиться ко мне в понедельник, 28го. Поскольку она ехала поездом, ей были доверены горелка, баллон к оной и перья для продажи в лавочке «Пух и Перья». Но об этом несколько позже. Вернемся в Екатеринбург. Ночь. Аэропорт «Кольцово». Я улетаю Пулковскими авиалиниями. Незадолго до отлета случилась та трагедия с самолетом обозначенных выше авиалиний. Конечно, понятно, что авиалинии сами по себе тут ни при чем, но некоторая нервозность меня преследовала. Особенно неуютно стало на борту самолета, поскольку место мое оказалось у запасного выхода. Сие есть такой металлический щит, прикрученный к самолету изнутри над крылом. Когда несчастная допотопная ТУшка стала взлетать, щит задребезжал, создавая полное ощущение, что болтики, держащие щит, медленно, но верно выкручиваются из пазов. Вообще дребезжание и странное бульканье двигателя сопровождали нас в течение всего полета, что, сами понимаете, кайфа не добавляло. Но в сё обошлось и мы приземлились в Пулково. Я была зла и замотана, кроме того, не спала вообще уже двое суток, поэтому, когда ко мне подошел дяденька и предложил услуги такси, я сдуру согласилась. НИКОГДА не пользуйтесь услугами такси в Питере из Пулково!!! Мне это обошлось в 2 (ДВЕ!) с половиной (!!!) тысячи рублей!! К счастью, это был единственный не самый приятный момент во время моего пребывания в Питере.

Правда, гостиница тоже чуть подкачала. Заселение у них с 12:00, а я прилетела рано утром и теперь мне предстояло почти пять часов где-то шарахаться. Я сдала чемодан в камеру хранения и рванула на Невский. Чем бы себя занять?.. Выход нашелся быстро: кино! Я посмотрела «Гарфилда», полюбовалась на афишу «Парфюмера» и неожиданно поняла, что хочу есть. Первое, что мне попалось на глаза, была «Планета Суши». Поскольку я хорошо знакома с данным общепитом по Екатеринбургу, да и вообще люблю японскую еду, я уверенно пошла туда. Сделала заказ. Когда его принесли, я слегка прибалдела: цены-то не очень от наших отличаются, а вот размер порций! Он превышал привычный мне объем в полтора раза! Съесть я это не смогла, поэтому хитро забрала остатки с собой, дабы потом ими поужинать. В общем, респект сему заведению.

Потом всё было еще более прекрасно: Невский, набережные, милые улочки, концерт БИ-2 в Петропавловке etc. И конечно же, наступающая клиника сожранного мозга. Точнее так: мозг готовился к тому, что его сожрут. Я начала это осознавать, когда прочитала в киоске вместо «Пористый шоколад» - «Лористый шоколад», а потом увидела одну прекрасную рекламу в метро. Еду я на эскалаторе и вижу: «Меняем старые мётлы на новую метлу» - мозг вяло начинает обдумывать, по какому курсу идет обмен, иначе говоря, сколько надо насобирать старых мётел и где их собирать вообще? И только потом доходит, что это реклама некой риэлторской конторки: «Меняем старые МЕТРЫ на новую МЕЧТУ». Шок. Клиника. Приятно.



А вот ОЧЕНЬ неприятный момент настиг меня с утра в субботу, 26го августа. Утром я получила смс от Морейн, в которой сообщалось, что она не едет. Сначала была жалость к Мо, потом злость, потом паника. Нет, не так. Потом – ПАНИКА!!! Потому что горелка, баллон и – главное – эксклюзивные перья остаются в Екатеринбурге! Гипс снимают, клиент уезжает, короче…

Тут стоит пояснить про перья. Как только стало понятно, что они нам позарез нужны, возник вопрос: где взять?! Я начала звонить на Свердловскую свиноферму птицефабрику. Там, наверное, до сих пор легенды ходят про придурочную барышню, которая звонила и выдавала примерно следующее: «У меня к Вам необычная просьба… Нам нужны перья. Для карнавала…» И так далее. Меня посылали… Нет, не туда, куда Вы подумали! По разным телефонам. Я специально проверила по телефонной базе – у птицефабрики около 50 номеров. Я обзвонила почти половину. Потом подключила Морейн, что бы уж не чувствовать себя идиотом в единственном числе. Морейн дозвонилась до зоопарка и – вуаля! – перья есть! Да какие перья! Некие хищные птички (орлы, грифы, сипы) подарили нам свою красоту. Красота была такого размера, что Морейн сказала: «Студенты с нашими перьями просто будут летать от малейшего дуновения ветра»…

Ага. Перья есть. А теперь всё это счастье остается куковать в Екатеринбурге! Что делать!? Кроме того, Мо должна была встретиться в Питере со своим приятелем, чтобы добыть у него пару спальников для нашего утепления спальных мест на базе. Это-то ладно, это решилось посредством присылания мне номера телефона того самого приятеля. А вот остальное… В мыслях об «остальном» я добрела до Спорттоваров на Литейном и уже стояла перед витриной с горелками, когда поступил звонок от Мо: она выложила инфу в сообщество и всё благополучно разрешилось: мисс Уайт-Гарен благосклонно согласилась привезти мне горелку и перья.



Утром в воскресенье я поехала на встречу с Рандом, получила от него по морде спальник и рванула обратно в гостиницу. Иду, значит, спальник (а он такой овальный в таком зелененьком мешочке) в руках подкидываю со скуки, прохожу мимо охраны, а охрана на меня как-то странно смотрит и мальчики кровавые в глазах. Странность взглядов объяснилась 15 минут спустя, когда я, оставив спальник в номере, опять спустилась вниз. Ко мне бочком, аккуратно и осторожно подошёл один из охранников и тихо спросил: «Девушка, а где Ваш арбуз?» Я сначала прифигела, а потом поняла и чуть не захохотала: это ж они спальник за арбуз приняли! Да, хороша же я была в их глазах – иду такая вся воздушная, просто небесное создание и легко в воздух нехилый арбуз подкидываю. То-то они так на меня смотрели! «Съела!» - говорю я охраннику, подмигиваю и поглаживаю специально выпяченный живот. Таких глаз я не видела никогда!

Жизнь начала налаживаться, но не совсем. Окромя перьев, уже в Питере была куплена масса канцтоваров для лавочки «Пух и Перья»: бумага разных цветов, клей, скотч, бумажонки для коллопортусов, открытки, папирус, упаковочная бумага и ленты, скрепки, кнопки и еще куча всего. Всё это ощутимо добавило веса моему багажу. Но всё решаемо! И вот в воскресенье я выдвинулась на базу: отвезти часть вещей и вообще разведать маршрут и обстановку. Доехав до нужной станции, я вдруг сообразила, что не помню – куда надо идти. Помню, что вслед за электричкой до следующей станции. Ладно, рискнем. Иду. 5 минут иду. 10 минут иду. Ничего похожего на базу не вижу. Блин. Ладно, попробуем перейти через рельсы. Вуаля! Какой-то ржавый забор. Но тот ли это забор? И в ту ли сторону я иду? Кто я? В общем, делать нечего, звоню Айке. Далее – диалог:

Д: - Я, похоже, заблудилась…
А: - Ничего, сейчас разберемся. Идите от станции вслед за электричкой, пока не увидите песчаный спуск, а рядом с ним забор и табличка на дереве «Мусор не бросать».


Я поднимаю глаза – табличка имеется!

Д: - Я под этой табличкой и стою!
А: - Отлично! Идите вдоль забора, в нем будет дырка, пролезаете и минуты три идете к домикам, выходите на асфальтированную дорожку и идете по ней. Я Вас увижу и всё будет хорошо.


Ну что ж… В путь! Но только такой дятел, как я, мог допустить следующую глупость: я пошла вдоль забора, но! не параллельно путям, как следовало, а перпендикулярно, к озеру, в общем. Тем не менее, дырка в заборе нашлась. То, что это не та дырка, стало ясно позднее.

Пропихиваю свое тельце и багаж в оную дырку и иду вперед. К солнцу. К домикам. Никакой дорожки нет! Совсем! Только песок и сухие сосновые иглы. В мозг прокрадывается мысль: а может, дорожку песком засыпало? Поковыряла песок туфелькой – нет, не то. А если и засыпало, то очень давно и до дорожки полметра вниз, не меньше. Но деваться некуда, иду вперед. Обещанные «минуты три» давно истекли, а я всё иду… И вдруг откуда ни возьмись – прямо из песка появляется дорожка. Волшебство начинается – пронеслось в моем мозгу. А где люди? Иду по дорожке. Домики вокруг, сосны, птички поют – красота, только вот нет никого. На дорожке из-за домиков появляются два молоденьких солдатика (тогда я еще не знала, что это будет просто наш бич!), просят копеечку, получают вежливый отказ (ага, щаз я все сумки брошу и буду кошелек из рюкзака выковыривать!) и отстают. А я иду. Вконец отчаявшись и ощущая себя персонажем Семена Фарады из «Чародеев» («Здесь прошли люди! Я их найдууу!»), снова звоню Айке.

Д: - Я уже давно иду по дорожке, но никого не вижу. Похоже, опять заблудилась… А: - Так… А! Я Вас вижу и машу Вам рукой!

О-па! Начинаю крутить головой во все стороны и наконец-то замечаю Айку. Ура! Дальше мы доходим до библиотеки, где я оставляю свой багаж. Мне сообщают, что у меня нашелся племянник Маркус – мда, неожиданно, но приятно. Если б я тогда знала… Но о племяннике позже.

На обратном пути к станции я добрела до озера, полюбовалась его красотами и со спокойной душой (и пустыми руками, слава тебе, Мерлин!) уехала в Питер.



«А как же игра? А где же про игру-то?!» - воскликнет наш неистовствующий бомонд. Сейчас, товарищи, и будет про игру. Чуть-чуть ниже.

Итак, в понедельник я собрала чемодан, который не стал намного легче, даже, по-моему, наоборот, и поехала на базу. Ладно, по Питеру, в метро и на станции Девяткино я этот чемоданчик еще как-то волокла за собой, благо, у него колесики есть. А вот по прибытии на станцию назначения я поняла, что это копец. Дорога-то в основном песчаная, катить по ней чемодан невозможно, только тащить, а это очень тяжело. Был еще выход: надеть чемодан на плечи, как рюкзак, к счастью, у него есть такая возможность. Надеть-то я его надела, но через несколько пройденных метров поняла, что затея это весьма неудачная. Это всё-таки чемодан, а не рюкзак, и лямки у него не приспособлены к тому, чтобы его таскали на горбу. Боль адская. Кроме того, вес немалый. Если согнуться сильнее, то чемодан меня сломает. Если распрямиться, то он перевесит и сломает меня в другую сторону. В общем, сняла я этого монстра с себя и поволокла по песку, каждые пять минут останавливаясь и матерясь отдуваясь. И тут произошло чудо – меня догнал старшекур сник Равенкло. Спасибо тебе огромное, добрый ты волшебник! Жаль, я не запомнила твоего имени, но помощь твоя неоценима – ты спас мою поясницу, а это очень важная моя запчасть!

С помощью обозначенного студента моя «дамская сумочка» благополучно прибыла в Хогсмит, и я наконец-то оказалась в своем небольшом поместье.
Не успела я разложить вещи, как в дверь постучали: «Мисс Флинт?» - послышался голос мисс Паркинсон. Я вышла. Мне представили мисс Уоррен, Мегану, которая собиралась снимать у меня комнату. Ну что ж, вместе интересней. Тем более, что Мегана оказалась Главой Финансового Департамента – вполне такое приятное и выгодное соседство :)
Интересно же было вдвойне, даже втройне, потому что Мегана, как и я, впервые оказалась в Хогсмите. Мало того, она, как и я, впервые вообще оказалась на ролевой игре.
Мегана принесла свои вещи, мы переоделись наконец-то в мантии и начали обустройство поместья, по ходу знакомясь поближе. :) Нет, не так, как Вы могли бы подумать, хотя мисс Уоррен меня честно предупредила, что если не встретит кого-то, кто покорит её сердце, то булавки она будет снимать с меня. Покоритель сердца нашелся, слава Мерлину, но об этом позже.

Потом нас посетила мисс Грей, племянница Меганы, чудесная и очень умная девочка. А после подошла мисс Кэтти из «Трёх Мётел», очень было приятное знакомство. Затем мы полночи втроем (с Меганой и Бризьеной) плясали возле нашего дома, вспоминая чары перед предстоящей чиповкой.

Охохо, чиповка… Вот это было страшно. Потому что Симплу я не знала совершенно, только Максиму. Поэтому мисс Паркинсон вполне логично отправила меня доучиваться. Большое спасибо мисс Уайт-Гарен и мистеру Финнегану, которые буквально за полчаса успели хоть чему-то научить меня. В итоге я успешно (не так успешно, как хотелось бы, но всё же) сдала чары мистеру Соулу.

Следующий этап – чиповка палочки. Палочка у меня была. Тоненькая и самодельная. Увидев ту красоту, в руках с которой щеголяли многие волшебники, я начала банально завидовать и ощущать себя не в своей тарелке (про не-свою-тарелку я еще скажу позже). Положение слегка помог исправить черный лак, выпрошенный у студентов Равенкло Льюиса Девлина и Хельга Хансена. Я-то по незнанию их сначала «девушками» обозвала, мне потом было очень стыдно…

Так вот, приехал профессор Олливандер и выяснилось, что палочку можно приобрести у него. И именно в процессе приобретения палочки я впервые довольно глубоко осознала, что Игра началась… Не стану озвучивать, что именно сказал мне профессор Олливандер, но это подействовало на меня очень сильно.

Кстати говоря, именно во время чиповки палочек я впервые увидела Главу Департамента Магических Перемещений – мистера Хаггингтона. О! Какой это джентльмен! Просто нет слов. Подобное уважительное поведение по отношению к дамам заслуживает самоналожения на себя Плаузуса несколько раз подряд и то – этого недостаточно.

А потом… Потом приехали первокурсники. И снова Шляпа распределяла их по факультетам, и снова был пир… Ах, как давно это было у нас с Меганой… Жаль, что нам нельзя было присутствовать на церемонии распределения.

Потом мисс Уоррен куда-то ушла, а я села покурить на веранде. Вот тут снова появляется летающая не-своя-тарелка. Точнее, из темноты появляются два призрака и начинают кружить по поляне перед поместьем. Кружат-кружат, потом замечают меня и плывут ко мне. Подплывают. Стоят и смотрят на меня. А я сижу и тупо смотрю на них. Потому что не успеваю сориентироваться и не знаю, как реагировать! Падать в обморок от страха? Отгонять экзорцизмом? Убегать в домик? Ничего этого я не делаю, а просто сижу и тупо улыбаюсь, надеясь сойти за ту девочку, которая до сих пор бегает в каске и смеется. А внутри-то ох как хреново стало… Призраки поняли, что ловить тут нечего и уплыли в направлении Хогвартса, а я ушла в домик, упала на кровать и чуть не разревелась. Ибо почувствовала себя настолько чужой в этом игровом мире, что практически кинулась собирать чемоданы, дабы не позориться дальше и не портить людям игру. Через час терзаний всё-таки решила остаться, попробовать всё-таки вжиться. Но осадок очень неп риятный остался и никак покидать меня не собирается до сих пор.

Но вернемся к тому, что было дальше. Вернулась мисс Уоррен. Вот, кстати, кому я завидую: она органично, как мне кажется, вписалась в мир Учебных Сезонов. Пусть не всегда, на мой взгляд, удачно, но вписалась. Мне это долго не удавалось и, честно говоря, не знаю – удалось ли вообще…

Короче, почти ночью мы с Меганой раскупорили по баночке маггловского пива, дабы как-то отметить приезд первокурсников (а мне еще и попытаться залить неприятный осадочек), и устроились на веранде. Сидим, курим, беседуем, всё так мило… Из темноты внезапно появляется черный силуэт и быстро двигается к нам. Мне стало не по себе. Мегане, судя по всему, тоже. Силуэт подходит вплотную к нам – это Северус Снейп собственной персоной.

С: - Извините. Скажите, пожалуйста, у Вас есть совы?

Вопрос неожиданный, посему мы впали в ступор.

М: - А?
Д: - Совы?


У меня начинается мозговой конфликт между игрой и не-игрой. Что имеет в виду Профессор? Совы как живые существа? Или совы как мобильники? Мобильники же запрещены на игре?

С: - Ну… Совы… - и для выразительности и наглядности руками, как крыльями, помахал. Я почувствовала себя идиоткой в очередной раз.
Д: - Ааа.. Нет, нету.

Конфликт так и не разрешился, но мой мозг благоразумно решил, что неигровуху выпускать на волю не стоит.

- Понятно! – недовольно бросает Снейп, разворачивается и быстро уходит. Полы мантии трепещут, как большие черные крылья. Профессор похож на хищную птицу. На границе с Хогвартсом он оборачивается и презрительно роняет одно только слово: «Обнищали!» Мне стало стыдно. Действительно, как-то наша семья постепенно разоряется. Даже личной совы у нас нет. Спасибо, Профессор, пристыдили, теперь будем знать над чем еще следует поработать…

Прошло полчаса.

Д: - Интересно, что случилось? Зачем Снейпу сова?...
М: - В смысле?
Д: - ??? А кто, по-Вашему, у нас про сову спрашивал?!
М: *чуть не проглотив сигарету вместе с мундштуком* - Это был Снейп?!
Д: - Вы что, не помните в лицо преподавателя по Зельям? Вы ж меня младше, хоть и всего на два года, но не могли же Вы за какие-то 10-15 лет забыть преподавателя? Тем более, Снейпа!?
М: - Видимо, надо меньше пить…


И мы немедленно вылили пиво выпили ещё. И… впали в ступор второй раз за ночь: мимо нас резво пробежал акромантул! Я и маленьких-то паучков боюсь до смерти, а тут такое! И ни одного аврора! Будто так и надо, чтобы акромантулы спокойно по Хогсмиту бегали. Непорядок.

Стало страшно и тоскливо, да еще и оборотень, похоже, где-то завыл, так что мы ушли в поместье, предварительно навесив на дверь Коллопортус Максима. А утром мы узнали, что спали так крепко (не исключаю, кстати, действия какого-либо мощного заклятия), что не слышали, как недалеко от нас, в жилище мистера МакНейра, произошла трагедия: там обнаружился мистер Ливингстон без сознания, а супруга мистера МакНейра в то же время покинула Хогсмит. Жить становилось всё опаснее…



А вот дальше сложнее рассказывать, потому что началась настолько интенсивная и интересная жизнь, что я могу путаться в хронологии. Думаю, это не так уж важно, посему буду бессистемно рассказывать просто всё самое значимое. А значимым было практически всё…

Про торговлю. Когда я сортировала и ревизовала привезенные товары, выяснилось, что один из флакончиков с чернилами протёк, и я, естественно, в них вымазалась. И вот, глядя на свои пальцы в фиолетовых чернилах, я осознала – теперь я самая натуральная канцелярская крыса…

Лавочка канцтоваров «Пух и Перья» открылась в первый же день, но торговля сначала шла слабо. Во-первых, потому что студенты еще не получили стипендию, а взрослые - зарплату. Поэтому в первый день я только принимала заказы. В основном – на перья. Во-вторых, стипендия составляла 2 сикля, столько же стоило перо, что не всех устраивало. Из-за этого сначала моими посетителями были исключительно взрослые (хотя перо для них стоило 5 сиклей + маггловские стержни по 0,5 сикля, но, видимо, большинству волшебников зарплата позволяла делать подобные покупки). Зато на третий день случился такой наплыв покупателей, что даже гоблины Гринготса, пришедшие собирать налоги, слегка прибалдели от моей прибыли. Огромное спасибо библиотеке и отдельно Сьюзан О’Релли – её заказы обеспечили мне такую выручку, что можно было засесть в «Трёх Мётлах» и не выходить оттуда до самого утра.

А вот все остальные товары продавались из рук вон плохо. Почти всё, что было привезено для лавочки, к моменту отъезда из Хогсмита так у меня и осталось. Мда. У меня получился нехилый влёт на маггловские деньги, но это не главное. Главное вот в чём: если везти «Пух и Перья» на Весеннюю Сессию, то что, собственно, закупать? Переквалифицировать лавочку в просто «Перья»? А смысл? Короче, с этим пока непонятно и есть вероятность, что больше мы лавочку не привезем. Увы.

Оставшиеся канцтовары надо было куда-то деть. Не везти же их в Екатеринбург, в конце концов! И так сумка тяжеленная, да и места в ней нет… Поэтому я сложила все товары в пакетики и оставила миссис Белл, которая обещала ими как-нибудь распорядиться.

А! Был еще вот какой момент, связанный с торговлей. В наш магазинчик поступило 6 экземпляров книжек-лабиринтов, но меня смущало, то что сия продукция не была согласована с вышестоящими лицами. И тут как раз мимо пролетала сова, которую все почему-то принимали за миссис МакНейр, на тот момент уже находившуюся в бегах.

- Миссис МакНейр! – кричал кто-нибудь.
- Угу! – возмущенно говорила сова и крутила крылом у виска… :) А еще некоторые студенты пытались сэкономить на канцтоварах и вырвать перья у совы. Сова ругалась.

И еще про сову. Она потом время от времени появлялась в Чайном домике, где и был придуман чудный глагол «совить» (может, он и не там был придуман, конечно, но услышала я его там впервые). Например, госпожа Си Ван Му говорит: «Сова! Насови-ка мне водички!» - и сова, гневно хая, с бадейкой в клюве летит за водой

Так вот, написала я письмо мистеру Соулу в Отдел Тайн (наугад, потому что не знала, к кому конкретно с моим вопросом обратиться), запечатала его (письмо!) и послала отправила сову. Собственно, в письме был вопрос о возможности выпуска обозначенных выше книжечек в продажу. Ответ долгое время не приходил. А потом до нашего поместья (стоящего, кстати, на отшибе и поэтому не всегда его обитатели были в курсе зачастую очень важных новостей) дошла трагичная весть: Глава Аврората Амелия Боунс была найдена в ужасном состоянии и помещена в Мунго, потом туда пришел Джек Соул и убил ее, а после и сам погиб от рук Авроров…

Мегана: - Горе-то какое… Джек Соул погиб…
Дороти: - Ужас какой!!... Как погиб!? А кто на мое письмо отвечать будет!?


Но беспокоилась я зря. Ночью, пока мы спали, миссис Белл передали для меня письмо от мистера Фишера. Сие послание храню до сих пор. Мистер Генри Фишер сообщил, что книжечка-лабиринт вполне имеет право поступить в продажу. Немедленно было вывешено объявление об этом, но несмотря на установленную цену всего в 1 сикль, раскупать их не спешили. Ушло только два экземпляра – один на Хаффлпафф и один в Больничное Крыло к мадам Помфри. Обе покупательницы с блеском справились с загадкой книжки, за что и получили заслуженные призы. К сожалению, четыре экземпляра вернулись обратно в Эдинбург.

Зато были распроданы все перья до единого, что не может не радовать. Кроме того, часто спрашивали про цветные перья, так что есть над чем работать, если лавочка всё же будет функционировать.

Ну и, завершая тему о торговле, всё-таки было бы любопытно узнать судьбу тех канцтоваров, которые остались в Хогсмите после моего отъезда…






В начало страницы