Концепция игры
Заявки, взносы, база
Непростительные действия
Обновления на сайте
ХС - 15 лет спустя

Трансфигурация
Актуальные зелья
Таблица ингредиентов
Игровое волшебство
Чары. Разговорник
Непростительные заклинания
Ментальные Чары
Магические перемещения
Монстры

Сами-знаете-что
Экономика
Квиддич
Колдомедицина
Смерть в анфас
Смерть в профиль
Волшебный этикет
Tрадиции

Устав Хогвартса
Строго запрещено
Преподаватели
Выпускники
Аспиранты
Школьный стафф

Список необходимого
Учебная форма
Система оценок

Гриффиндор
Рейвенкло
Хаффлпафф
Слизерин

Кабинет Министра
Геральдическая палата
Дип. Корпус
Ежедн. Пророк
Учета редких способностей
Охраны правопорядка
    Аврорат
    Азкабан
Маг. Перемещений
Маг. Исследований
В розыске

Отдел Тайн

Три метлы
Хогсмид
Мемориальная доска

Уголовный Кодекс
Указы и постановления
Закон об Аврорате
Дуэль. Краткий кодекс
Комментарий к Дуэльному кодексу

Учебная литература
Дневники и письма
Квиддичные карточки
Генеалогии
Колдографии

Бомбарда Максима
Ежедневный пророк
Квибблер
Оракул
Ведьмополитен

Мемуары Гилдероя Локхарда

Осенью, когда вампиры собираются в стаи и печально голося устремляются на йух, а на еловых ветвях наливаются соками тучные бубонтюберы...

...начинаеЦЦа очередной семестр в школе чародейства и волшебства Хогвартс. Студенты седлают свои мётлы и направляются кто вслед за стаями упырей, а кто и в направлении прямо противоположном. Так или иначе, но и мне необходимо было прибыть туда в очередной раз. Недавно совет попечителей понял, что занятия по ЗОТС отходят на второй план, уступая более уместному в сложившейся обстановке мемуароведению. Хотя главврач Моргулис и запер все мётлы в шкаф, это не остановило моё неизбежное отбытие. Я (по совету своего коллеги и соседа пр.Мориарти) воспользовался самым быстроходным средством переждвижения - самодвижущимся экипажем. По дороге мой привычный глаз произвёл картографирование трассы (рис 1.). Ни одной дракучей ивы в процессе не пострадало.

День первый

Таким образом, я прибыл прямиком на торжественный обед, где в очередной раз (обливэйт всегда освежает впечатления) познакомился со старыми коллегами - профессорами Дамблдором, Флитвиком, Хагридом и другими. Особенно рад встрече был профессор Снейп. Шутка ли дело - победить в моём необъявленном конкусе! Старательный Северус тщетно пытался скрыть свою радость, получая мой новый блокбастер "Воюя с Вольдемортом" с автографом. Скромность - замечательная черта, свойственная всем великим людям. В первую очередь, разумеется, мне. Её оценили даже волшебные существа, преподнеся великолепную розу - лучшее средство против авад вообще и кедавр в частности. Я слишком дорог этому миру, чтоб погибать от подобных глупостей. И несомненно, именно скромность так ослепила третий глаз профессора Трелони, что она вышла за пределы разума, слившись в порыве страсти с моим астральным телом. Меня окружали великолепные, замечательные люди! После обеда и педсовета я направился к мадам Розмерте, где пропустив пару кружек сливочного пив а ещё больше уверился в том, что жизнь невероятным образом прекрасна и удивительна.

День второй

- Кто будет задницей кентавра?
- Сами знаете кто.

Мой первый урок был назначен на второй день. Прежде чем пойти на него, я нанёс визит вежливости на занятие мисс МакГонагл. Та пригрозила мне силенцио и я, как истинный джентельмен, не усомнился в способности последней его скастовать. Даже без палочки. Студенты тут получали массу удовольствия от складывания паззлов и ещё больше - от срисовывания всякого рода древ. Атмосфера счастливого энтузиазма была настолько осязаемой, что я счёл за благо поскорее ретироваться и больше сюда не приходить. Дабы не нарушить гармонию.

По дороге мне встретился Хагрид с парой симпатичных нюхлеров на поводке. Жаль мне было нечем угостить их кроме ордена Мерлина, который мне дорог как память. Хорошо бы ещё вспомнить - о чём.

Лекция по мемуароведению прошла триумфально. Студенты воодушевились, поняв что этот предмет им сильно поможет в дальнейшем. Также, небольшой экскурс в область дементорологии, который я себе позволил, явно повысил их знания в обасти ЗОТС - как-никак, я один из самых опытных преподавателей этого предмета. C некоторых пор, можно сказать, его никто не преподавал дольше.

После занятий я, как водиЦЦа, сходил к Розмерте и имел не вполне приятный разговор с одной вполне приятной особой из министерства магии. Та утверждала, что моё последнее произведение содержит излишне нецензурный материал, на что я возразил, что там итак непозволительно многое скрыто цензурой. Жизнь доказала мою правоту, ибо бедняжка покинула министерство, а вскоре и вовсе померла. Нельзя ложиЦЦа на рельсы, по которым движеЦЦа искусство!

Вечер, однако, был несколько омрачён визенгамотиной. Из-за нее любимый кабачок был закрыт и мне ничего не оставалось, кроме как засесть за древние манускрипты. В них правда обнаружилось любопытное заклинание "клатоу, вератоу, никтоу", которое я немедленно зарегистрировал у профессора Флитвика как годное для использования в учебном процессе. Впоследствии я научил ему весь орден мемуаристов и наблюдал, как те бегают по школе со шпаргалкой на руке и учат обратный порядок букв в прочих заклинаниях. В сущности вещь безобидная, но если добавить вербозис и амату сентенцию "циклопентанпергидрофенантрен" - способно отправить прямиком к мадам Помфри.

День третий

Ничто так не красит Слизерин, как перекись водорода.

Центральным событием дня был, несомненно, бал. Я явился на него в костюме сами-знаете-кого. Приношу извинения бедному Сириусу Блэку - не ожидал, что это настолько глубоко ранит его чувства. Хотя, может всему виной плащ сэра Фортескью, который я использовал как часть костюма? Группа моих студентов провела в библиотеке исследование, которое показало, что это был настоящий плащ дементора, добытый моим доблестным предком.

Дело в том, что дементоры в момент поцелуя частично поддаются влиянию вбираемой ими сущности. И душа растамана, выпитая одним из них, повергла последнего в состояние нестояния... точнее, нелетания. И как на грех, в тот момент мимо проходил сэр Фортескью, пропивший у мадам Розмерты последнюю мантию. Идёт он, значит, видит - в кустах лежит нечто чёрное. "Чёй мантия?" - пошатываясь, вопросил он окрестности. Ответа не было. "Будеть моё" - решил Фенимор и подобрал плащ. Под ним обнаружилось нечто, изображение чего теперь известно как "Анатомический атлас дементора сэра Фенимора Фортескью, составленный им самим"(рис.2).

Но не будем отвлекаЦЦа от бала. Самым ярким событием стал танец юных слизеринцев с участием моего лучшего ученика и гроссмейстера ордена мемуаристов Драко Малфоя. Я и сам поучаствовал в хореографических мероприятиях. Тут надо отметить, что я и в обычной форме одежды редко оставляю длинные юбки партнёрш на прежнем месте. А сейчас на мне были кирзовые сапожищи и шлем, из которого ни бельмеса не видно. Я был уверен, что случится страшное, но... дьявольская ловкость партнёрши спасла ее гардероб. От него и от меня - огромное спасибо.

Такое же спасибо и профессору Трелони, как замечательной ведущей. Хотя, зачем выражать ей благодарность, если она всё равно всё предвидит? И ещё - танец Дамблдора и Нарциссы Малфой, я уверен, откроет целое направление в эссе на тему "фанфикшен". Кто бы мог подмать...?

В общем, бал удался на славу. На него не пустили только дементоров, уныло бродивших вокруг. Жалко бедняжек - внутри столько замечательных напитков, а снаружи - ночь, улица, фонарь да Люпин с патронусом.

Опоздали к закрытию и кровавый доспех с эскортом инфери. Они вылезли из тумбочки Розье, вышли в коридор, протёрли глаза от яркого света и обнаружили перед собой firing squad из серьёзно настроенного гриффиндора. После расстрела последних солдат Оснопиздища и Пиздоёбища, офицер был оттащен в кабинет Дамблдора. Легилименция показала лишь, что пославшие этого Матросова знали, что таковая с ним случиЦЦа и позаботились о своём инкогнито. Ребром встал вопрос - что делать с ним дальше? Снять доспех - низя. Сжечь - непедагогично. Укоматозить и складировать - опасно. "Нельзя снять" на языке наших студиозусов звучит как "надо попробовать".

Коллоквиумом преподавателей было принято мудрое решение - подарить его кому-нибудь. Выбор логично пал на семейство Малфоев. Они много сделали для школы как члены попечительского совета и такая благодарность выглядела бы более чем уместно. Празднично упаковав доспех, добавив пышный розовый бант, мы вручили его Фениксу. Особым шиком была бы экспресс-доставка подарка через дымоход. Однако, тёмное время суток и усталость Хоукса привели к тому, что подарок, проломив крышу, приземлился точно на тумбочку господина Люциуса. Злые языки потом говорили что-то про "тумбочка за тумбочку", но уверяю вас, это было не более чем досадное недоразумение.

Засим мы покатались с профессорами Дамблдором, Огденом, мисс Холмс и портретом неизвестного художника на карусели и разошлись по кабинетам. Заканчивался очередной замечательный день...

..финита ля трагикомедия.

День червёртый

Авада кедавра? Дайте две!

Первым любопытным событием за день стало письмо из министерства магии. Стандартная такая писюлька, содержания "ждите нас, мы идём". С прилагаемым списком тех, кто собственно идёт. Включая любопытный пункт "Элизабет Паркинсон (отказалась)". РазумееЦЦа, мы не могли ответить высокому фискальному органу столь же буднично. Силы всего педсовета были направлены на формулировку наиболее почтительных оборотов. Был найден пергамент, тушь и перья. Ответ написали каллиграфическим почерком, не забыв упомянуть в списке приглашённых никого, даже "Элизабет Паркинсон (отказалась)". Подпись Дамблдора содержала все его титулы и регалии, за полным списком которых пришлось отправлять в Лондон реактивную сову. Готовый манускрипт надушили лучшими благовониями (неважно, чей это был дезодорант), перевязали кавайной ленточкой (не спрашивайте, откуда снятой), украсили розой и отправили дипломатической феникс-почтой. Впрочем, это всё не помешало оному документу кануть где-то в пути.

Стали думать, как бы нам лучше встретить комиссию. Выручай-комната выручила нас ковровой дорожкой, а я от имени лиги ЗОТС решил наградить мистера Смита орденом Феникса. Он давно его заслужил, утомив до полного бессилия массу тёмных сил. И пусть злопыхатели утверждают, что это был вовсе не орден, а Самая Большая Булавка. Злопыхатели вообще много на себя берут. Например, если им верить, то в атласе дементора изображен вовсе не дементор. А сами-знаете-что в пальто. Это возмутительно - дементор вовсе не похож сами-знаете-на-что, разве что если съест сразу две широкие души и те будут распирать его пузико. Да и так - где вы видели сами-знаете-что с пропеллером? Бред и только.

Стемнело. На небе нарисовалась полная луна. Кто-то по доброй традиЦЦии потырил у Снейпа весь аконит и бедолага Ремус был вынужден сидеть взаперти в слизеринской гостиной. Жалобно скулил и почёсывал ухо задней лапой. Мне же предстояло отправиЦЦа на патрулирование. По полученой из конфеденциальных источников в слизерине информации, вот-вот должно было начаЦЦа очередное нападение. Притом все (разумееЦЦа, кроме защитников) знали откуда. Я пошёл проверить и столкнулся нос к носу с бандой дементоров, возглавляемых упсом, похожим на призрака оперы. Того гляди споёт. Тут надо отметить, что я был в плаще сэра Фортескью, который был абсолютно непрошибаем, но дурно влиял на волшебную палочку. У последней случалось недержание в руках. Нет в мире совершенства. Оценив соотношение сил и учтя отсутствие у меня патронуса, я счёл за благо остаЦЦа пусть невооруженным, зато защищённым от привратностей судьбы и скорее оповестить о вторжении танковую группировку, дислоцированную в коридоре между гриффиндором и слизерином.

Когда я добежал туда, сражение уже шло полным ходом - атака упсов при поддержке дементоров и вернувшегося за добавкой кровавого доспеха произошла с двух сторон, а встреченная мной группа шла с третьей. Какой-то момент я соображал что делать дальше, меланхолично наблюдая, как упсы бездарно про...используют на меня ценные авады. Молодцы. Дементоры же принимали меня за своего и лезли целоваЦЦа. Приходилось вежливо объяснять им ошибку. Когда я осознал, что представляю собой идеальный мобильный заслон - даже дементоры почему-то не могли пройти насквозь, из бойцов с нашей стороны на поле остался только Огден. Тоже обиженный патронусом и теснимый дементорами. Вместе мы организовали более-менее боеспособную единиЦЦу - я отпугивал дементоров и ловил заклинания упсов, Огден из-за спины что-то кастовал. Так Огден успел-таки умно подобранным заклинанием уложить кровавый доспех насовсем. Что забавно, в суматохе я не вспомнил о своей способности разоружать врагов, а они в ответ - о возможности попросту стащить с меня пл ащик. Oh well.

В какой-то момент Огден исчез и мне показалось, что я заметил куда. Я постучал в дверь одной из слизеринских спален, запертой на колопортус ультима и мне открыли. Я вошёл и моему взору явилась... оргия 0___0. Свечи, бутылки, полуголый Розье - всё как у людей. Пришлось копаться в груде апатичных тел, проверить на чердаке и под кроватями - профессора нигде не было! Двинувшись в направлении выхода, я натолкнулся на Блейза Забини. Тот приблизился ко мне вплотную и предложил поучаствовать. Нет, вы представляете? Меня! Живое воплощение всех мыслимых моральных ценностей! Идеал, героя, кумира поколений! Да чтоб я, учитель... с несовершеннолетним студентом, в общежитии, у всех на виду, во время атаки, когда за стеной гибнут друзья и коллеги?! ... ...почему бы и нет? Но. Если вы помните, цвет моей мантии в этом году какой был? Розовый. Это означало, что я на 100% сертифицированный лесбиян. А каноны следует соблюдать. С мальчиками - нини! Так что извини Блейз, ничего личного, в другой раз ;)

Когда я вышел, всё более-менее утихло. Трупы и контуженных оттащили в гриффиндорскую гостиную. Можно было констатировать наш полный провал. К началу атаки на месте были только Дамблдор с Грюмом, принявшие на себя первые авады. Остальные к счастью были потрачены на меня и Хоукса, что спасло прочих преподов и авроров от немедленной смерти. Но не от коматозного состояния, в которое их вгоняли буквально сразу, как только те появлялись по одному в коридоре. Когда все (кто ещё мог) прочухались, мы приступили к невесёлому совещанию. Смит предложил срочно обучить студентов экзитус виталису. Практически все были против, в том числе и я. Ибо что бы не предложило министерство - я всегда буду против. Хотя не понимаю, чем экзитус виталис хуже того же инцендио, которое знает тут каждый юный пироман. Разве только зрелищности меньше - жертва не испытывает перед смертью мучительной агонии, покрываясь коркой горелого мяса. Но предложение не прошло, равно как и немедленное назначение Огдена ректором. Тот сам выглядел несколь ко потеряно, когда Смит это озвучил. Единственным хорошим моментом было то, что мы не потеряли пока ни одного студента.

После двух часов перебора возможных вариантов и непринятия ни одного осмысленного решения ноги шли только в три метлы. Там меня ждали безутешная Розмерта и сюрприз - портрет Дамблдора! Последний был довольным и бодрым, будто гора свалилась с плеч. В чём-то его можно было понять. Он разумеется и слышать не хотел ни о каком трауре, настаивая на том, чтобы завтрашняя комиссия была принята по придуманной днём схеме со всей причитающейся помпой. Ещё бы - идея так... порадовать министерство заслуживала только лучшего воплощения. Мрачно-готичный день отменялся. Были впрочем и недовольные - точнее, недовольный. Ворвался в кабак, испортил хорошую вещь, побил посуду и ваще буянил. Прочие пофтыкали на него с тихим пониманием и умилением, а когда тот в бешенстве захлопнул дверь, продолжили беседу. Гибель ректора решили скрыть от попечителей по крайней мере до вечера следующего дня. Для этого требовалось договориЦЦа со Смитом и Андерсоном. Я было сходил к ним в гости в министерство, но позависав там с полчасика понял, что все дела следует отложить на завтра.

День пятый и по сути последний

- Фениксёнок-фениксёнок, кто твой папа?
- Мой папа - Аластор Грюм 0___0

Насилу продрав глаза после вчерашней бурной ночи, я привёл себя в порядок и пошёл принимать коммссию. Опоздал эдак на полчаса. Студенты уже чинно построились в две линейки, но признаков комиссии не наблюдалось. Пришлось опять топать в министерство. Постучал. Из-за двери донеслось сонное "Хорошо-хорошо, мистер Паркинсон, мы идём!". Я пожал плечами и не стал разубеждать их в способности узнать милого по стуку. Где-то ещё через полчаса Смит и Андерсен появились в районе кабинета Дамблдора, где с ними по отдельности был проведен... брифинг. Андерсен проявил понимание, Смита пришлось убеждать доступным арсеналом средств. Он был первым и картина, когда я проводил его из кабинета после сеанса убеждения и пригласил Андерсена, тот момент когда они переглянулись, идя встречным курсом... дорогого стоил :).

Вскоре к ним присоединились мисс Элизабет Паркинсон (отказалась), озабоченная внезапной пропажей мужа и Андромеда Тонкс. Последняя была симпатичной дамой, с явно читающимся на лбу "очень приятно, упс". Впоследствии я набрал достаточно оснований, чтобы угостить ее антидотом к полиджусу, но увы, ни одной капли собственно полезного напитка. Был ли он вообще где-нибудь? С ней я даже изменил... своим принципам давать автографы с посвящением из двух слов, начинающихся с одной буквы. Подписал свой мемуар "Инфернальной Андромеде". Хотя мне почему-то до сих пор не кажеЦЦа, что я ошибся в первом слове. Мистер Смит с почтением и под бурные апплодисменты принял орден Феникса и вообще инспекция прошла практически безупречно. Особый интерес дам вызвала почему-то морковь... то есть, простите, мандрагора Гарри Поттера. Что-то в ней наверное было эдакое.

После я вернулся в кабинет ректора, где организовались чаепитие и военный совет. Продолжался он долго. Приходил Снейп - сначала встревоженный и без тросточки, потом с тросточкой и блаженной лыбой, загадочно хмыкал и уходил. Все были уверены, что уж этой ночью точно будет атака, возглавит которую наверняка сам дядя Вова. Я предложил не изображать в очередной раз овец и сделать днём что-нибудь радикальное. Например, напасть на малфой мэнор. Перебрали много вариантов - от штурма всеми силами до вылазки вшестером. Терять в сущности было нечего, формально мы уже проиграли. Можно было хоть под конец сделать что-то красивое? И хотя все присутствующие были за, коррективы внесли некие всемогущие силы. Видимо каждое слово, сказанное в Хогвартсе, эхом отдаётся в Бобруйске. Пришёл Снейп и заявил, что над малфой мэнором стоит совсем-никак-не-прошибаемая-защита, снять которую смог бы разве что Дамблдор. Его-то как раз в наших рядах уже не числилось.

После такого облома я решил прогуляЦЦа по лесам, а когда вернулся, меня встречали серьёзно настроенные авроры с нацеленными в лоб палочками. "Пройдёмте с нами в больничное крыло". Меня обследовали, никаких засосов от тёмных сил не нашли и только в последний момент обратили внимание на странную белую, испачканную зелёнкой повязку на запястье. ИО санитарки Мельфлуа (если я не ошибаюсь) дрожащими руками стала ее расправлять, а Тонкс и Андерсен чуть отошли, готовые в любой момент кастовать Мощные Аврорские Заклятья. (на мой плащ дементора, ага ;)) Мельфлуа читала... "так... тут зелёный крест и сэ...сэтэ...Ми...тоесть Му,...Мунгос!". Обстановка тут же разрядилась. Хотя не понимаю, чего смешного в бирочке из св.Мунго? Очень вовремя главное ее нашли, - я ни разу не снимал с самого начала.

Затем меня поймала Кассандра и пригласила в три метлы, где как раз заседал упсятник, готовясь к помолвке Драко и Панси. Я действовал как всегда по принципу "обещай им всё что угодно, пусть ждуть". Это уже было проверено на Нарциссе Малфой с таким успехом, что даже Дамблдор подогнался, уверившись, что я собираюсь идти в гости в малфой мэнор на ночь глядя. Щаз. Были дела и поважней. Кто-то убил бедного Рона Уизли и по слухам, не последнюю роль в этом сыграл Теодор Нотт. Последнего привели ко мне на легилименцию. Высянилось, что мозг этого бедолаги так напичкан заклятиями и умыт обливэйтами, что пользы от него, помимо списка юных упсят мало. Добавив нищасному в копилку повреждений ЦНС трёхкратную легилименцию и напоив для успокоения веритасерумом, мы усыпили его и отправили в больничное крыло. По дороге измученное тело пошло курить и потерялось. Из списка были отловлены аврорами ещё двое, но нам было уже настолько не до них, что после краткой беседы по душам их отпустили восвояси. Хоть бы кто подсказал, что з ащита малфой мэнора вскрываеЦЦа амулетами.... хорошая мысля приходит апосля.

Гранд-финалом всего мероприятия было... всякое отсутствие финала. Ждали нападения. Согнали сонных студентов в подземелье. Заперли как следует. Вызвали аврорский спецназ (подозрительно похожий на переодетых нюхлеров). Провели такие душевные, непродолжительные и без лишней помпы похороны. Покойники всех развлекали, все развлекали покойников. Даже упсы периодически напоминали о себе хлопками аппараЦЦии. Но, к сожалению, ничем больше. Реально зажОг только Драко Малфой, проведя незабываемую ночь с мисс МакГонагл. Под мантией-невидимкой, одолженной у доброго Гарри. Но об этом он расскажет сам. Если, конечно, захочет...

…финита ля комедия.








В начало страницы