Концепция игры
Заявки, взносы, база
Непростительные действия
Обновления на сайте
ХС - 15 лет спустя

Трансфигурация
Актуальные зелья
Таблица ингредиентов
Игровое волшебство
Чары. Разговорник
Непростительные заклинания
Ментальные Чары
Магические перемещения
Монстры

Сами-знаете-что
Экономика
Квиддич
Колдомедицина
Смерть в анфас
Смерть в профиль
Волшебный этикет
Tрадиции

Устав Хогвартса
Строго запрещено
Преподаватели
Выпускники
Аспиранты
Школьный стафф

Список необходимого
Учебная форма
Система оценок

Гриффиндор
Рейвенкло
Хаффлпафф
Слизерин

Кабинет Министра
Геральдическая палата
Дип. Корпус
Ежедн. Пророк
Учета редких способностей
Охраны правопорядка
    Аврорат
    Азкабан
Маг. Перемещений
Маг. Исследований
В розыске

Отдел Тайн

Три метлы
Хогсмид
Мемориальная доска

Уголовный Кодекс
Указы и постановления
Закон об Аврорате
Дуэль. Краткий кодекс
Комментарий к Дуэльному кодексу

Учебная литература
Дневники и письма
Квиддичные карточки
Генеалогии
Колдографии

Бомбарда Максима
Ежедневный пророк
Квибблер
Оракул
Ведьмополитен

Отчет Слизеринки

День первый.

Хогвартс-Экспресс шел с такими перерывами!.. Само собой, это не прибавило оптимизма. Семестр обещал быть веселым...

Начать с того, что гостиная нашего факультета была перенесена из подземелий. Все бы ничего, но прямо напротив нас выстроились в ряд общежития Гриффиндора... Вот радость-то с утра пораньше - выходишь на порог с чашкой кофе, сигаретой - и видишь этих… грязнокровок! Или Уизли. Еще не знаешь, что хуже-то...

Школьная форма удручала. Переодевшись и устало плюхнувшись на стул пред дверью, получила задумчивое замечание профессора Флитвика про мечту педофила. День прошел сумбурно, отметившись разве что появлением в нашем домике мистера Эйвери со старшего курса. Он банально ошибся дверью, увлеченный поисками своей спальни. Все бы ничего, но часа в два ночи он ошибся снова - теперь уже считая это нашей гостиной...

День второй.

Утро никогда не приносит ничего хорошего. Особенно если начинается с лицезрения гриффиндорцев...

Первым уроком стояли Чары. Профессор Флитвик был очень мил, просил снять мешающие мантии, критиковал абсолютно все движения и звал всех на сеновал. Чуть позже у меня появилось предположение, что сеновал находиться в комнате Гермионы Грейнжер, где профессор постоянно ночевал...

Далее шел урок трансфигурации. Профессор МакГонагалл определенно не входит даже в число преподавателей, которых я люблю ненавидеть... Складывая квадратики и слушая вполуха лекцию про древо Сефирот, я размышляла о том, что будет на завтрашнем балу и стоит ли туда идти.

Зотс вел профессор Люпин. Мало того, что оборотень вообще не является хоть сколько-либо достойным объектом для внимания, так он еще и вел лекцию настолько сумбурно, что порадоваться можно было лишь невнятным ответам гриффиндорцев. Что такое счастье? А если мир измениться, что будет с вашим счастьем?... Интересная тема, но не для обсуждения ее в присутствии грязнокровок. Пообещав особо убедительным заклинание Патронуса, он отпустил нас раньше минут на пятнадцать. Зелья были восхитительны. Котлы кипели, умиротворяющее зелье совершенно не получалось, а профессор Снейп носился по аудитории, вещая про стадии Нигредо, Альбедо и Рубедо. Старший курс, лишенный практики на Зельях, приходил в перерывах пить их к нам.

Факультативы были на выбор - Теория магии или Уход за магическими животными (как стояло в расписании, уход за МЖ), Предсказания Трелони или Мемуарописания у профессора Локхарда.

К Хагриду мне определенно не хотелось, так что выбор пал на теорию магии. Выходя после лекции, я с трудом пыталась привести мысли хоть в какое-то подобие порядка... профессор Огден - определенно лучший преподаватель теории, но как же это загрузило...

Что Предсказания, что Мемуарописание - два предмета чистого бреда на выбор. Так как я забыла чашку с блюдцем, выбор пал на Локхарда. Не могу сказать, что я прогадала... Описание дементора, в котором присутствовали – цитирую - "средний членик, периферийные членики, рот в виде сердечка..." того определенно стоило. Захотелось поймать дементора и препарировать. Шанс выпал на следующий же день... Но раньше предстоял Дуэльный клуб и профессор Люпин с Патронусом. Первое прошло тихо, мило и спокойно - защитила заклинания класса симплицитас, что не могло не радовать, а вот час упражнения в софистике с Люпином - это было ужасно. Можно было наслаждаться тем, что заболтать его ничего не стоило, но сам факт того, что почти весь младший курс гуляет под ручку с оборотнем, привел в ужас старший курс.

Патронуса я получила, но это стало началом разлада среди всего младшего курса. Часть была за те принципы, которых четко придерживались семикурсники, остальные хотели свободы, независимости и общения с оборотнем. Не могу сказать, что мнение последних хоть сколько-нибудь отличалось умом и сообразительностью, но я могу быть пристрастна...

Вечер и ночь ознаменовались походами по территории, строго запрещенными директором. Прячась за кустами и пробираясь мимо домиков, стараясь не попасться старостам, я проклинала юбки и босоножки, положенные школьной формой. Поход завершился удачно для всех, кроме Розье, которого отправили в больничное крыло. Засыпая, думала о превратностях жизни. Хотелось Глотка надежды, счастья и булавку Нотта. Видимо, в совокупности, хотя я как-то слабо представлю себе такое сочетание.

День третий.

В полусонном состоянии плестись на уроки - то еще удовольствие. Изменениями в расписании можно было считать появление Травологии, где мы ставили кладбищенские оградки над закопанной мандрагорой, и тем, что Зотс вел профессор Снейп. Четко и ясно рассказав нам про инфери, он запугал все курсы настолько, что все бегали за профессором Флитвиком и просили научить заклинанию Инсендио, которое единственное действовало на инфери. Профессор смотрел затравленными глазами и старался удалиться от студентов на как можно большее расстояние...

В итоге я оказалась чуть ли не единственной студенткой, так это заклинание и не получившей. Оставался шанс сделать это на экзамене, но до него надо было еще дожить...

Хуже всего пришлось семикурсникам, которые на Зельях варили приворотное зелье. И пробовали друг на друге. В итоге Кассандра ходила под руку с Поттером, Блейз заигрывал с Дином Томасом, Драко Малфой сидел рядом с Кэти Белл, и такой ужас продолжался до самого вечера. Пришлось перенести матч по квиддичу Слизерин - Гриффиндор, потому что непонятно было, кто за кого будет болеть, как они будут играть и не начнется ли поиск булавок прямо на поле...

На балу семикурсников почти не было, а вокруг Большого Зала кружили дементоры. Из всех мыслей по поводу того, почему отсутствуют седьмые курсы, у меня было несколько идей, лучшей из которых было обвинение во всем приворотного зелья?. Вечер прошел в напряженной обстановке ожидания появление инфери. Те не появлялись. Видимо, их настолько пугала перспектива встречи с параноиками из Гриффиндора, уже часа два заседающих в своей гостиной с палочками наготове...

Плюнув на все, я пошла спать, и когда с улицы все-таки донеслись крики "Инсендио" и взрывы петард, я перевернулась на другой бок, послав всех инфери в одно известное место...

День четвертый.

Наутро оказалось, что портал открылся прямо в соседнем домике, в комнате слизеринцев. Тех быстро эвакуировали и всех инфери затоптали гриффиндорцы. Энтузиазма там точно хватало... Вела полудохликов неизвестная тогда еще личность в доспехах. Как нам объяснил на следующей паре Зотс профессор Грюм, это были кровавые доспехи Годрика Гриффиндора, которые защищают от многих заклинаний, но их невозможно снять и требуются кровавые жертвоприношения. "Добрый дядя Годрик Гриффиндор" - подумали слизеринцы. Всегда подозревала, что что-то не так в хваленой гриффиндорской честности и доброте... Дядю в доспехах обозвали консервной банкой и экспортировали с помощью Феникса в поместье Малфоев, по поводу чего проходящий днем мимо домиков Люциус громко высказался в духе "Какого...Дамблдор забрасывает мой дом консервными банками??!" За точность цитаты не ручаюсь... Дальше на все том же уроке речь зашла о непростительных заклинаниях. Слизеринцы дружно молчали и свистели в потолок, Джинни Уизли с пеной у рта доказывала, что знае т, что такое Империо чуть ли не на себе. Мы косились на нее, вспоминая собственных родителей и их методы воспитания, и продолжали молчать.

Вечером спонтанно сложилась слизеринская оргия. Так как из гостиной нас выгнали по причине того, что там профессор Снейп ставил опыты над Люпином с новым аконитом, собрались все в одном из домиков. В разгар поиска булавок, кто-то выглянул в окно. Подозвали всех. Задумчиво полюбовались на распластанных по земле авроров и кружащих вокруг них дементоров. Подумали. И продолжили оргию. Пришел Нотт. Его не выпустили. Потом появился Пивз, посмотрел, сел в углу. Сказал, что в гриффиндорской гостиной пятнадцать идиотов стоят в позиции Максимы и не сводят глаз с дверей.

Потом дошли слухи, о том, что мертвы Дамблдор и Грюм. Грюма было жаль.

Ночью Пивз остался в нашем домике. Засыпая, рассматривала булавку Нотта на собственном галстуке и думала о превратностях судьбы.

Пятый день.

День экзаменов. Назначенные на девять утра, плавно переносились сначала на десять, а потом на одиннадцать в связи с опаздывающей делегацией из Министерства Магии. Все бегали зайчиками, спорили, кто и когда будет расстилать ковровую дорожку и где музыка. Потом загнали студентов, выстроили в ряд и торжественно встретили-таки Министерство, после чего всех отправили на экзамены. Слизерин собрался в гостиной, где ему объявили о будущей помолвке Драко Малфоя и Панси Паркинсон, которая состоится вечером в имении Малфоя. Раздали приглашения. Минуты три ошарашено рассматривала свое. Надо было гордиться оказанной честью. Гордиться не хотелось, наверное, по причине банального страха.

Мысли о предстоящей помолвке, вернее, о личностях, которые будут там присутствовать, не покидали весь день. Экзамены проходили как под Империо - быстро и невнятно. МакГонагалл, посмотрев на мой ответ на вопрос про основной закон магии, сказала, что это истинный ответ слизеринца - и поставила тройку. Но я, правда, не смогла побороть искушения написать что это закон свободы волеизъявления... "Делай что хочешь, в этом весь закон" - определенно то высказывание, под которым я подпишусь... Подошла к профессору Локхарду, который оказался столь любезен, что научил очень, очень полезному заклинанию Обливейт... У Феникса появился птенец, при чем все были стопроцентно уверены в том, что отцом является профессор Флитвик, у которого Феникс утащила все булавки. Не знаю даже, каким словом это можно назвать, но птенец был мил.

Собрав какие-то травки и пробормотав что-то невнятное про их свойства, сдала Травологию. Зотс принимал Люпин, что заставило еще сильнее пожалеть о смерти Грюма. Спрашивал про непростительные заклинания и порядок проведения темных ритуалов. Интересно, откуда я, по его мнению, должна была это знать? Из практики? На Зельях выдали практическое задание, но профессору Снейпу стало нехорошо, и он, оставив нас на старшекурсников, вылетел из класса.

Дошли слухи, о том, что Рон Уизли мертв. Сколь нелюбимым представителем Гриффиндора он бы не был, от чего-то стало его жаль... Одна из сестер Мелифлуа, работающая в больничном крыле, возмущенно сообщала, что Поттер так увлечен Кэти Белл, что даже не пришел в больничное крыло к мертвому другу. Высказав ему все это, она дала ему пощечину и ушла. Дожили - Слизерин учит Гриффиндор дружить... нет, все-таки что-то действительно не так на славном факультете... Но жизнь пока продолжалась, а с нею и экзамены.

Больше всего я боялась Теории магии. Профессор Огден, замещающий директора, не казался мне тем противником в словесной дуэли, с которым я рискнула бы бороться по доброй воле. Тем более, что готовясь к ответу я поняла, что мысли так или иначе соскальзывают на предстоящие события вечера. Хотелось жить. А вариантов выполнить это простое желание было не так уж и много. Прибежал Пьюси, собирая всех на матч по квиддичу, а я поняла, что не только не знаю правил, но и еще не сдала Теорию магии. Пришлось быстро что-то отвечать, получать свое "Положительно" и бежать на игру.

Вот что заставило меня забыть о всех проблемах - это квиддич. Полтора часа бега по полю, все взмыленные, вымотанные. Розье выбили в первые десять минут, Алисия на воротах отползала во время тайм-аутов, правила поменялись за один день, голова кружилась от попавшего в нее квофла. Но выдержали. Ловец поймал снитч, игра закончилась, все взмолили Мерлина о дУше.

Объявили о том, что вечером организовываются поминки Дамблдора и прочих погибших. Время удивительно совпадало с тем временем, когда мы должны были тихо отползать в сторону имения Малфоев. Что было делать непонятно, но пока все были заняты проведением ритуала по защите Хогвартса, профессора допрашивали пойманного с Империусом Нотта, все бегали и суетились. Пропали Панси и Драко. Темнело, мы безнадежно опаздывали, но идти туда вдвоем с Милисентой, второй пятикурсницей, приглашенной на помолвку, не хотелось. Если бы мы не нашли Панси, решительно пнувшую нас в сторону поместья, не знаю, на что бы мы решились. Жить хотелось еще больше. А шансы в связи с таким глобальным опозданием, по нашему разумению, все сокращались и сокращались?.

Поймав у Трех Метел Ночного Рыцаря, мы добрались до холма, на котором стояло поместье. Было темно, холодно и жутко. Оценив по достоинству антураж, мы принялись дожидаться, пока нас кто-либо заметит и проведет через те жуткие защиты, которые окружали поместье. Заметили. После чего я поняла, что параноики есть не только на Гриффиндоре...

На помолвку Драко так и не явился. После мы узнали, где он находился все это время, но пока мы вежливо беседовали с представителями Министерства, пили вино и играли в Шарады. Шарады в поместье Малфоев - это нечто непередаваемое... Миссис Паркинсон засчитала нам с Милисентой защиту уровня максима, что давало какие-то невнятные надежды, что она нам пригодиться, то есть ее будет кому использовать... Полночи пролетело незаметно. Было странное ощущение того, что что-то не в порядке, что что-то было не так, кружилась голова, но, наверное, это от выпитого вина. Аппарировав со старшим курсом до Трех Метел, мы вернулись в Хогвартс. В гостиной горел свет. Сунувшись туда, мы обнаружили там профессора Огдена. Практически директора школы.

Дверь быстро прикрыли.

И очень, очень быстро добрались до своих комнат.

Наша была закрыта на ключ. Понося Ревеку Руквуд, третью однокурсницу, живущую с нами, мы добежали до больничного крыла, куда она ушла ночевать. Получив ключ от сонной и не соображающей Ревеки, посидели в тепле. Маргарита Мелифлуа нас накормила и рассказала свежие сплетни о том, как всех принудительно загоняли праздновать поминки директора, о новой паранойе гриффиндора, три раза приводившего на проверку Поттера и о том, как Драко Малфой всю ночь пролежал под мантией-невидимкой Поттера, накладывая ступефай на лежащую радом МакГонагалл, чтобы та не дошла до поместья Малфоев рассказывать, где Драко.

Доползли до своей комнаты и уже собирались спать, как пришли Пивз и профессор Огден. Посидели с нами полчаса, выпив полбутылки вина и непринужденно беседуя. Время на часах было полшестого утра...

Засыпая с Пивзом под боком, думала о том, что иногда надо просто меньше думать. И о том, что некоторые вещи действительно полезно забывать...

Шестой день

Нагло проспала до середины дня. Седьмые курсы рассеянно сдавали экзамены оставшимся в живых преподавателям, все собирались и разъезжались, профессор Снейп бегал в поисках своей мантии. В Хогвартсе отключили воду, что тоже не подняло настроения. Профессор Локхард уехал, и я плюнула на сдачу ему последнего оставшегося у меня экзамена по Мемуарописанию...все равно сочинение "За что я люблю Гилдероя Локхарда" было не написано... Собирая вещи и прощаясь со всеми, думала о том, что предстоит еще не один семестр. Беготня, паника, страх, уроки, смерти и прочее. И, кажется, у меня тоже начиналась паранойя.

Не могу сказать, как это меня радовало.








В начало страницы